Рассказы о деревьях Крыма

Рассказы о деревьях Крыма: Краеведческие очерки. 2-е изд., доп. -Симферополь: Таврия, 1984. -224 с., ил.

В книге кандидата биологических наук Л. Н. Згуровской собран интересный материал о растущих в Крыму деревьях и кустарниках, рассказывается об их биологических особенностях, о роли растений в жизни наших предков и современников, о необходимости бережного отношения к зеленому другу, приводятся редкие историко-этнографические сведения. Настоящее, второе, издание дополнено очерком о березе.

Содержание
OCR
— А чего ему мерзнуть! — весело отзывается дедушка...— Клен
не из тех, чтоб мерзнуть! Еще снег, а он от корня сладкий сок гонит.
И как погнал, так уж никакой мороз не удержит. Знай гонит, вот его
и вышибает наружу-то, и застывает он на ветках-то, ососуливается.
А как солнышко припечет, так и потекут слезки — кап, кап... Нету
дерева добрее клена. Моя бы власть, так всю землю бы кленом обса¬
дил! Дуб да клен — лучше нету для мастерового! И в песне поется:
«Ах вы, сени, мои сени, сени новые мои, сени новые, кленовые, ре¬
шетчатые...» А уж песню про пустое люди не сложат». Так нахвали¬
вает дед внуку клен в книге Александра Васильева «За жар-птицей». Действительно, клен для мастерового человека — первостатейное
дерево и по красоте, и по деловым качествам. О красоте чуть позже,
сперва о деле. Отполированную по радиальному срезу крапчатую дре¬
весину клена когда-то называли «павлиньим», или «птичьим глазом».
По физико-механическим свойствам она приближается к дубу, хорошо
красится, полируется, не трескается, и поделки из клена, если их дер¬
жать в сухом месте, прочны и долговечны. Из клена в старину делали
топорища, стволы, детали повозок, сапожные колодки, печатные фор¬
мы для пряников, игрушки, а из молодых побегов — чубуки и краси¬
вые трости. Кленовой сохой пахали земли, а расшивая «внахлест» борта сво¬
их челнов тесом, крепили его кленовыми гвоздями. Лучшими столеш¬
ницами в деревнях считались кленовые, упоминания о них можно
встретить во многих притчах, былинах, сказках. В русских былинах
у змея Тугарина «между-то очей кленова стрела лежит», на пути
встают «мосты кленовые», а девушка-чернавушка бросает в воду
«ведро кленовое». Кленовые ложки на ярмарках ценились в четыре
раза дороже березовых, осиновых и липовых. Ведь чтобы сделать их
легкими, прочными, красивыми, требовались не только ловкие руки,
но и глубокое знание свойств древесины, ее пороков и достоинств.
Вот как об этом рассказывает наш современник С. И. Мяндин, ложки
которого хранятся в Государственном музее народного искусства:
«Уважь дерево, и оно тебе отдаст уважение... Обстучи, обстучи как
следует — оно тебе и скажет, где плоть рыхлая, где сучок прячется,
а где червоточина завелась». Перебирая древесные чурки, Савелий
Ипатович некоторые браковал, а иные похваливал: «Молодая ишшо, 104