Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Глава II
НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ
4. ДИОНИСИЙ И ТРАДИЦИЯ СВ. ИОАННА ЗЛАТОУСТА
Хотя Московская Русь вышла из навязанного ей участия в религиозной распре
католическо-протестантской Европы более благополучно, чем православный
Восток и русское население Польско-Литовского государства, тем не менее эта
победа над иностранцами и Смутой не привела к духовному оздоровлению
народа и русской церкви. Энтузиазм и пафос 1611 — 1613 годов не передался
правительству, пришедшему к власти после избрания царя и взявшему бразды
правления из рук вождей национального сопротивления. Это было и не удивительно,
так как большинство вождей и идеологов народного ополчения, взявшего
Москву и подготовившего избрание нового царя, очень скоро остались совсем не у дел.
Вожди ополчения и их духовные вдохновители, как, например, Козьма Минин,
князь Пожарский и архимандрит Дионисий, были новыми и неискушенными в
политике людьми, мало искусными в деле управления и интригах, и поэтому не
прошло и нескольких лет, как они были не только совершенно отстранены от
власти, но и почти забыты своими мало благодарными современниками. Вместо них
престол окружили профессиональные политики и интриганы, придворные,
бояре, дьяки московских приказов, представители высшего московского
дворянства, ловкие иерархи церкви и, конечно, близкие родственники молодого царя
Михаила Романова. Они снова взяли в свои руки высшие командные посты в
измученном Смутой Московском государстве, и, как и раньше, думали главным
образом о своих эгоистических интересах.
Призывы не забывать о христианском долге и заветах церкви, бояться гнева
Божьего и выполнять обязанности православного сохранились лишь в хрониках
и документах, да и в сердцах русских людей, по преимуществу из числа тех, кто
стоял очень далеко от власти. Архимандрит Дионисий, видимо, хорошо
понимавший человеческую психологию, уже больше не призывал страну ни к
жертвенности, ни к христианскому покаянию. Отодвинутый и отошедший от участия в
государственных делах, он сосредоточился теперь на управлении лаврой и
книжной работе. Он много читал и особенно внимательно изучал своих любимых
писателей — святого Иоанна Златоуста и Максима Грека. Уже в годы Смуты в
призывах и делах Дионисия, несомненно, сказалось влияние вдохновенных трудов
крупнейшего из византийских проповедников — святого Иоанна, обличавшего
безнравственность и стяжательство. Иоанн Златоуст всегда был самым
популярным писателем в Древней Руси, и его сочинения постоянно переводились на
русский язык со времени введения христианства. Сотни переводов его
проповедей и других его сочинений сохранились до сих пор в бесчисленных
древнерусских манускриптах, и не было ни одного мыслителя или писателя в допетровской
76