Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
П. Мартюшев. Исход
направлении. Из темноты Михаилу было хорошо видно, как всадники
приближаются, и он тихо, держась за береговые корни, погрузился с головой в воду.
Всадники, проверяя пространство вокруг озерца, несколько раз объехали
озерцо, освещая его факелами, но болотистые подступы озерца не давали им
подъехать к берегу, а густая трава на крутом бережке хорошо маскировала Михаила, и
они его не обнаружили.
Раны сильно разъедало застойной илистой водой, но холодная вода не
давала потерять сознание, а желание жить укрепляло волю и заставляло терпеть.
Когда он убедился, что поблизости нет никого, он вылез из воды и, собрав
последние силы, ушел на берег реки Уссури.
Утром, едва рассвело, дозорные отряда Кузнецова заметили еле
двигающегося человека, шедшего в их направлении. Когда они незаметно подошли к
нему ближе, то узнали своего человека, о котором их уже известили, что всю ночь
он был на пытках, а утром расстрелян. Подхватив его под руки, увели в лагерь, где
он пролежал несколько дней, оправляясь от ран и внутренней опухоли от
сильных побоев. Каждая деревенская женщина перед родами делает настой из
сорока целебных трав на самодельной медовухе. Это снадобье немного
восстановило его здоровье, но отбитое, висевшее кусками мясо начало гноиться, и вся
деревенская хитрость была не в силах чем-либо помочь. Требовалось срочное
хирургическое вмешательство. В местные клиники не было смысла обращаться за
помощью. Везде был контроль ГПУ. Решили немедленно переправить его за
границу, в город Пограничная. Там был военный госпиталь Белой армии. На
носилках тайными тропами за несколько дней Михаил был доставлен в этот госпиталь.
Там был военный врач Николай Павлович Голубев, который уже был знаком
нашим героям, когда Белая армия стояла в Приморье. Он был настоящий мясник,
так как отступавшая Белая армия при частых боях давала неограниченное число
раненых. Несмотря на недостаток медикаментов и госпитальных условий, ему
приходилось прибегать к таким операциям, которые из-за своей сложности
немыслимы были и в мирных условиях. Доктор Голубев сделал ему более тридцати
операций за несколько месяцев, вырезая загнившие куски отбитого мяса и внутренние
повреждения. Знакомый китаец-аптекарь, который при старой власти проживал
в Спасске, а теперь открыл свою аптеку в Пограничной, сделал для него
несколько бутылок китайского бальзама из разных трав, куда входили главные
целебные компоненты—женьшень и панты. Так за три месяца Михаил был
поставлен на ноги. Теперь он был злейшим врагом советской власти и при каждом
случае неумолимым противником чекистов.
Отряд Тимофея Кузнецова состоял теперь из восьми человек. Это были:
Тимофей Саввинович Кузнецов, его два брата, Иван и Федор Саввиновичи Мартю-
шевы, Симеон Зиновьевич Калугин, Михаил Мефодьевич Мартюшев и его два
брата — Филимон и Евфимий Мартюшевы, и Иван Антонович Журавский.
***
Советская машина тем временем делала свою черную работу: шли
поголовные аресты виновных и невиновных. В деревне Варпоховка многие были
арестованы, в том числе и мой отец, Григорий Васильевич Мартюшев. Арестованные
все были угнаны в Чугуевку, где к этому времени была построена большая
тюрьма и стоял отряд чекистов.
Отец вел свою жизнь осторожно. Он никогда не присутствовал на тайных
собраниях, не состоял ни в каких организациях и всегда говорил: "Советская власть
647