Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
8. Раскол и судьбы Империи
народа совместной жизни с Москвой, создается и понимается необходимость
ради создания империи более широкого и идеологического и технического
сотрудничества с заграницей. В эти годы, 1653—1667, решается переход Руси от
политики национальной культурной изоляции, от великорусского государства, к
включению в сверхнациональное (над-великоросское) культурное развитие, к
созданию сверхнациональной империи. Ради идеи империи правительство
жертвует гордостью, традицией и культурным складом Москвы; Великий Князь и
Государь Всея Руси делается Царем Великия, Малыя и Белыя Руси. Подданные
государя, хотя еще не по имени, а только de facto делаются Россиянами.
Дарование не только политического, но и "духовного" гражданства
малороссам и великороссам произошло необычайно быстро. Киевские монахи
исправляют книги, Симеон Полоцкий делается официальным идеологом и
воспитателем детей царя. А скоро украинские иерархи наводнят Москву, заменят там
великорусских церковных вождей, введут прокатолические и пропротестант-
ские идеи, и даже московский литературный язык в церквах, канцеляриях и
литературе подвергается влиянию киевского церковно-славянского диалекта.
В оппозиции новой политике правительства оказались вовсе не обскуранты
и противники просвещения, а просто наиболее целостные люди Московской
Руси, почти все ее "книжные люди", интеллигенция, интеллектуальная и
духовная элита того времени. Это ясно видно уже из одного того, что на протяжении
ближайшего столетия почти никто из великороссов не выступил с проповедью или
писанием на защиту новой имперской политики, за отказ от духовной традиции
и государственной идеологии Московской Руси. Рассматривая личный состав
писателей, богословов, педагогов, церковной иерархии Руси второй половины XVII
и без малого всей первой половины XVIII века, наталкиваешься на первый взгляд
на совсем непонятное, странное, даже поразительное явление, которое, как ни
удивительно, почти совсем не было отмечено русскими историками, но которое
является необычайно важным для понимания дальнейших судеб России.
Культурное руководство европеизирующейся Имперской России конца XVII и
начала XVIII века почти не имеет в своих рядах великороссов.
Правда, сама церковь до 1701 г., до смерти патриарха Адриана, находится еще
в великорусских руках. Но какая бедность на значительных духовно и
административно людей! Кроме Сильвестра Медведева и старца Евфимия, великорусское
духовенство не дает ни одного способного писателя или богослова, вождя или
святителя. Да и Сильвестр Медведев и старец Евфимий, хотя были и способные
люди, но не играли значительной роли в духовном развитии России. С начала
XVIII века положение великороссов в церкви ухудшается. Церковная иерархия
постепенно переходит в руки малороссов. Великороссы сами, видимо, неохотно
идут в церковную администрацию, а государство их не пускает на руководящие
роли в церкви, как идеологически ненадежный элемент. Позже, с 1710-х гг.
великороссы оказались почти совсем оттеснены от руководства церковью киевскими
монахами, захватившими епископские кафедры и Синод в свои руки. Уже в
1722 г. в Синоде 5 малороссов и 4 великоросса, в 1725 г. великороссов в Синоде
еще меньше, их всего двое на пятерых киевлян. В 1751 г. Синод уже состоял из
9 епископов-малороссов и только одного великорусского протопопа. То же
явление малороссийского засилья можно было наблюдать в епископских кафедрах
и управлениях, в семинариях, и в придворном духовенстве. Бывшее
Московское Царство в результате оказалось без своего великорусского пастырства.
633