Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
ТОМ I Глава I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО МИРА
раскола. Вполне вероятно, что эти ранние, свойственные многим средневековым
государствам Европы мечты об особой избранности их народа не приняли бы
такой определенной и резкой формы, если бы усиление Москвы не совпало с
падением Византии и Золотой Орды и Русь не была бы окружена странами другой
веры и другого культурного склада. Но историческая обстановка XV века во
всяком случае способствовала укреплению этих горделивых теорий в умах русских
людей. Учение о том, что Господь укрепил Русь как раз после падения Византии
и сделал ее единственным и последним защитником православия,
способствовало росту престижа московского государя, льстило самолюбию русских
образованных современников Ивана III.
Во второй половине XV века этот русский церковный патриотизм
постепенно развивается в учение об особом мессианском пути русского народа.
Около 1461 года при поставлении митрополита Феодосия создается "Слово об ось-
мом соборе", в котором московский Великий князь Василий II изображается как
"мудрый изыскатель святых правил, богоцветущий исходатай и споспешник
истины... ему же откры Господь Бог велеумне разумевати, и вся мудрствовати, и тво-
рити волю Божию, и вся заповеди Его хранити", а о России говорится, что "в
восточной земле суть большее православие и высшее христианство — Белая Русь..."
Описывая гибель Царьграда, автор повести о его падении гордо заявляет:
"... а наша русийская земля, Божиею милостью и молитвами Пречистой
Богородицы и всех чудотворцев, растет и возвышается"6. Вскоре после этого, в 1492 году,
митрополит Зосима еще более смело заявляет в своем послании о новой
пасхалии, что Иван III стал наследником вселенской религиозной миссии
византийских императоров и называет его "новым царем Константином нового града
Константинополя — Москвы и всея Руси"7. В этой новой русской формуле
национального мессианства явно сказывается перефразирование исторических
формул как византийского историка Манассеи, который называет
Константинополь преемником Рима, так и его болгарских последователей, считавших Болгарию
наследницей Рима и Византии.
Мысль Зосимы, что Русь стала преемницей вселенской роли Византии, не
была ни случайной, ни единичной для его времени. Противники митрополита
Зосимы — знаменитый игумен Иосиф Волоцкий и архиепископ Новгородский
Геннадий — в свою очередь оба разработали теорию исключительного значения
России в судьбах всего христианского мира. В своем введении в "Просветитель"
Иосиф Волоцкий напоминает читателям предсказание апостола Андрея,
рассказанное первым русским летописцем, и прибавляет от себя, что "...яко древние
нечестие превзыде русская земля [во времена язычества], так ныне
благочестием всех одоле". По его мнению, русское благочестие особенно проявилось в
святости многочисленных русских святых, которые своим праведным примером
подняли сознание народа и осветили светом христианской правды всю русскую
землю8. Его союзник и друг, вместе с ним боровшийся против ереси жидовству-
ющих, новгородский архиепископ Геннадий тоже увлекся величественной
мыслью об особой исторической роли России в деле охраны христианства. В
очаровательной легенде —"Повести о Белом Клобуке", видимо, составленной самим
Геннадием и его литературным помощником, толмачом Герасимовым, в 1480—1490
6 Дьяконов М.А. Власть московских государей. СПб., 1889. С. 61.
7 РИБ. Т. 6. С. 798-799.
8 Иосиф Волоцкий. Просветитель. Казань, 1857. С. 30.
58