Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
2. Старообрядец Аввакум: его место в русской литературе
яние на его манеру письма насильственной изоляции от привычного общества
особенно отражается в его письмах. Пока он сохранял личные связи с обществом, его
письма были более обычными, более литературными, менее страстными; но с
течением тюремного срока в них появилась большая откровенность чувств и
живость выражения. "Челобитные" царю Алексею Михайловичу, написанные в
Москве во время последнего его там пребывания, выполнены в сдержанном
стиле, в то время как последние письма Аввакума тому же самому царю, его сыну
царю Федору и боярыне Морозовой передают всю гамму не сдерживаемых
протопопом чувств и содержат гораздо больше просторечных оборотов94.
Важно подчеркнуть, что стилистические и языковые особенности Аввакума,
порожденные необходимостью создания своего собственного литературного
стиля, не выглядели революционным новшеством для его консервативных
последователей-традиционалистов, так как они сами говорили тем же языком и
использовали его в частной переписке и заметках. В письмах царя Алексея Михайловича,
Морозовой, аристократов Леонтьевых и дьякона Федора использован тот же
язык, что и у протопопа95. Как и Аввакум, его современники пересыпали свои
споры о религии, жизни и политике цитатами из Писания и Святых отцов.
Получившаяся красочная речь, составленная на народном языке с некоторыми церков-
но-славянскими словами и речевыми оборотами, сохранялась у старообрядцев
почти до XIX века. Герои романов Мельникова-Печерского "В лесах" и "На
горах", равно как и старообрядческие авторы XIX века, использовали почти тот же
язык, что и протопоп двумя веками ранее. Этот богатый, но простой язык,
понятный каждому русскому того времени, стал одной из главных причин успеха
Аввакума как проповедника и писателя, одним из источников красоты его
произведений и их популярности96. Понятность языка и стиля делали его сочинения
доступными не только образованным слоям, но и всему русскому народу. Среди
крестьянства и городского населения Московской Руси в XVII веке было много
образованных людей, и эти простые русские читатели составили основную
массу последователей Аввакума97.
V.
Дар наблюдения и описания, глубокое знание человеческой натуры и
превосходное владение разговорным русским языком сделали Аввакума проницатель-
94 Таковы, например, простой и безыскусный стиль письма к Морозовой (Аввакум. С. 113), стиль
и язык его последнего (1679) трактата "Книга обличения, или Евангелие вечное" (РИБ. Т. 39.
С. 577—650) и писем того же времени к семье и сторонникам. В последней челобитной царю
Федору (1681) эмоциональность Аввакума не знает границ, и обращенные к царю слова искренней
приязни прерываются потоком угроз в адрес сторонников Никона. Это письмо отражает состояние
нервного срыва протопопа (РИБ. Т. 39. С. 767—771).
9Î Сравни: письма Морозовой {Аввакум. С. 106—110, 112—113), священника Акиндина
Иванова {Аввакум. С. 111), корреспонденцию аристократов Леонтьевых (ЛЗАК. Т. 24. С. 74—77),
Родиона Грекова (Там же. С. 43), инока Авраамия (Там же. С. 70) и письма архидьякона Федора
(Материалы. Т. 6. С. 1—21, 90—138; ЛЗАК. Т. 24. С. 67). Ср.: Виноградов В.В. Очерки по истории русского
литературного языка. С. 41; Черных П.Я. Язык Уложения 1649-го года. М., 1953. С. 80—111, 372. П.
Черных совершенно справедливо подчеркивает устойчивость русского языка с XVII века и
удивительное сходство между современным русским языком и московским разговорным и канцелярским
языком времен Аввакума.
96 А.И. Соболевский полагал, что во времена Аввакума даже среди крестьян образованные
составляли около 15 процентов; среди низших слоев горожан — 16—42 процента; среди купцов —
75—96 процентов {Соболевский А.И. Образованность Московской Руси XV—XVII веков. СПб., 1894).
97 За исключением Морозовой с ее кругом и княгини Хованской, почти вся аристократия и знать
остались верны господствующей церкви даже после реформ Никона.
559