Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
2. Старообрядец Аввакум: его место в русской литературе
протопопа, превращавшего свои сочинения в острое и опасное оружие
полемики49. Более талантливый писатель, чем был царь, Аввакум стал выразителем
последнего и самого напряженного периода московской полемической
литературы50.
Однако были ли действительно известны Аввакуму сочинения царя,
повлияли ли непосредственно сами послания царя на стиль Аввакума? С 1641 по 1651 г.
Аввакум несколько раз бывал в Москве и провел там пятнадцать месяцев в 1652—
1653 гт. Позже, после своего возвращения из сибирской ссылки, он пробыл в
Москве с февраля по август 1664 г. Память об Иване IV особенно оживилась в 1652—
1653 гг., во время перезахоронения в Москве мощей митрополита Филиппа51.
Это событие, равно как чтение "Хронографа" и постановлений "Стоглава",
куда входят речи Ивана IV, несомненно должно было привлечь внимание
Аввакума к полемике Ивана IV. "Стоглав"— кодекс традиционного русского
церковного права, составленный на соборе 1551 г. и попавший в число запрещенных книг
после реформы Никона — стал для старообрядцев главным источником
аргументов и был хорошо известен Аввакуму. Очевидна и осведомленность Аввакума в
деталях царствования Ивана IV, так как при всем своем благоговении перед
митрополитом Филиппом52— жертвой гнева Ивана IV—протопоп с уважением
относился к тому, как царь обходился со своими врагами. Он даже обещал
патриарху Никону ту же участь, которую Иван обычно уготовлял предателям: "Как бы
доброй царь, повесил бы ево [Никона] на высокое древо... Миленькой царь
Иван Васильевич скоро бы указ зделал такой собаке!"53
Сочинения царя были хорошо известны образованным москвичам времен
Аввакума, и само количество их хорошо сохранившихся списков, датируемых XVI и
XVII веками, подтверждает то, что они имелись во многих библиотеках и
частных собраниях середины XVII века54. Вхожий на Московской Печатный Двор и
вообще в церковную элиту того времени, Аввакум, безусловно, имел доступ к
библиотекам патриарха, Печатного Двора и частных собирателей. Его глубокая
эрудиция и широкие познания в русской церковной и светской литературе,
возможно, восходят именно к 1652—1653 гг. (единственному счастливому периоду
49 В.В. Виноградов подчеркивает, что эти личные ответы, пылкие выступления и обращения к
читателю—существенный элемент композиции текстов Аввакума {Виноградов В.В. О задачах
стилистики: Наблюдения над стилем Жития... С. 207—217). Подобный "разговор с читателем" и
проявление души автора были обычными для древнерусской литературы. Н.С. Трубецкой показывает, что
мастерское использование Афанасием личного обращения к читателю может быть рассмотрено как
специальный литературный прием ( Трубецкой Н.С. "Хожение за три моря" Афанасия Никитина как
литературный памятник// Версты. Вып 1. Paris, 1926. С. 166—167). Мы уже видели, что со времени
Владимира Мономаха русской литературе было хорошо известно одновременное использование
повествования и личного обращения.
$0 См. статью Д.С. Лихачева об Иване IV в кн.: Послания Ивана Грозного. С. 467; ИРЛ. С. 302.
51 Митрополит Филипп был убит по приказу царя Ивана IV главой царской тайной полиции,
страшной "опричнины", в 1569 г.—по народным представлениям, преступление особенно
отвратительное. Митрополит Филипп был канонизирован в 1632 г., и 9 июля 1652 г. митрополит Никон
(позднее патриарх) перевез его святые мощи в Москву. Царь Алексей Михайлович по этому случаю
публично покаялся за это преступление своего предка Ивана IV (см.: Федотов Г.П. Святой Филипп
Митрополит Московский. Paris, 1935. С. 195—205).
52 Аввакум часто упоминает Филиппа с громадным почтением и даже намекает на удушение
митрополита: "Ты, Господи... аще меня задушат, и Ты причти мня с Филипом митрополитом
московским" {Аввакум. С. 9, 10, 43; РИБ. Т. 39. С. 12, 59, 67, 867).
53 Толкования на некоторые псалмы и паремии // Материалы. Т. 5. С. 29; РИБ. Т. 39.
С. 458 (Пс. 44, 18). Аввакум упоминает Ивана IV по многим поводам: например, в письме к
"сибирской братии" (РИБ. Т. 39. С. 867), в этом же письме есть отсылка к "Стоглаву царя Ивана".
54 Послания Ивана Грозного. С. 528—559.
549