Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
3. Забытое увлечение Л. Герцена
ностью господствовал Запад с его либеральным и революционным движением,
а не консервативные, допетровского склада общины старообрядцев.
Но попав на Запад и столкнувшись с социальной и политической
реальностью прогрессивной Европы и, в частности, с жестокостями революционных
событий во Франции, Герцен быстро разочаровывается в своих прежних идеалах
и ищет своеобразного пути для России. "Прощай, отходящий мир, прощай,
Европа!",— восклицает он уже в своей книге "С того берега", написанной в
1848—1849 гг.57; а в статье "La Russie" (помеченной 25 августа 1849 г.) уже
воспламеняется верой в общину. Барон Август фон Гакстгаузен, открывший с помощью
русских славянофилов русскую общину, теперь кажется ему новым пророком.
Теперь Гакстгаузен, над которым Герцен посмеивался несколько лет тому
назад, увлекает его своим анализом и оценкой русской общины. "Сельский
пролетариат в России невозможен",— заявляет Герцен и видит в общине панацею от
всеобщей пролетаризации России58. "Она представляет каждому без исключения
место за своим столом. Земля принадлежит общине, а не отдельным членам", —
продолжает он, видя в общине уже достигнутый демократический социальный
идеал"59. "...Гакстгаузен совершенно прав, социальное устройство сельских общин
в России—истина столь же великая, как и могущественная славянская
организация политической системы"60. В этой же статье Герцен отмечает восстание
Пугачева как революционную попытку крестьянства "освободиться от
жестокого ярма"61 и мельком упоминает раскольников как единственную религиозную
часть русского народа62.
Из этих отдельных замечаний по поводу чтения книги Гакстгаузена Герцен
постепенно создает свою систему русского социализма, построенного на
общине, где (что часто забывается) значительное место отводится старообрядцам—как
той части народа, которая лучше других сохранила идеальную общину
(опять-таки наблюдения Гакстгаузена) и, кроме того, способна бороться с империей за свои
идеалы.
В работе "О развитии революционных идей в России" Герцен уже
совершенно пересматривает свои прежние не только социальные, но и
культурно-политические установки на Запад. Крестьянин, как представитель той части народа,
которая сохранила свою до-западную, допетровскую цивилизацию, представляется
Герцену подлинным носителем будущего демократического развития России:
"Крестьянин... все в том же положении, в котором его застали полчища
Чингисхана... Он побежден (помещиками и империей), но он вовсе не лакей. Его
суровый демократический патриархальный язык не прошел науку передних
(вестибюлей). Мужественная красота его сохранилась нетронутой под двойным игом —
царя и помещика"63.
Но интересно, кто именно из этого невестернизированного пласта
простого русского народа привлекает внимание нашего эмигранта: "Только в Риге, —
пишет Герцен,— на этих темных улицах, в этом городе привилегий, цехов..,
проникнутом ганзейским и лютеранским духом, где в самой торговле чувствуются
57 Герцен А.И. Собрание сочинений в 30 томах. М., 1955. Т. 6. С. 113.
58 Там же. С. 201.
59 Там же. С. 200.
60 Там же. С. 200.
61 Там же. С. 213.
Ь2 Там же. С. 211.
63 Там же. Т. 7. С. 138.