Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Заключение
ваниями средневековых католических истолкователей роли соборов в
католицизме. Уже в 1324 году итальянский богослов Марсилий Падуанский в своем
"Защитнике Веры" писал, что высший авторитет в церкви принадлежит всей массе
подлинно верующих, являющейся последней и верховной инстанцией в вопросах веры
и церковной жизни и выраженной на всеобщем соборе. Вслед за ним
"непобедимый доктор", ученый английский францисканец Уильям Оккам (1270—1347)
в своих "Диалогах" утверждал, что не папа и епископат, а вся церковь как
собрание всех подлинно верующих, хотя бы этих верующих и оставалась всего лишь
горсть, является непогрешимой, при этом даже тогда, когда созванный папой
собор следует иному, ошибочному решению.
Когда через полтора десятка лет после первого столкновения с епископатом
на московском соборе 1666—1667 годов Аввакум, Лазарь и их друзья отвергли
авторитет русских и левантийских владык, то они следовали по тому же пути,
который наметился уже в 1640-х годах и уже тогда фактически вылился в бунт
против нерадивых архиереев, которых они почитали за губителей душ христианских.
Только судьбы веры и церкви заботили Аввакума, когда он, перефразируя слова
пророка Исайи (VIII, 9—13), увещевал своих последователей: "Стойте твердо в
вере и незыблемо! Страха же человеческого не убойтесь, ни ужасайтесь! Господа
же Бога нашего святите в сердцах ваших... услышите и до последних земли: яко
снами Бог!"1
Невозможность для Аввакума, Досифея, Евфросина и других стоятелей за
древлюю веру идти против своей совести, против своей веры и привела их к
разрыву с иерархией. Все остальные мотивы—личные, социальные, антагонизм
между богатым и часто жестоким епископатом и им подвластным рядовым
иерейским клиром—тоже имели некоторое влияние на их поведение и сыграли
значительную роль в дальнейшем росте старообрядчества, но не ради них шли
старообрядцы на муки, плаху и в огонь срубов палачей.
Совсем другие реакции струн душевных привели к расхождению с церковью
то движение "лесных старцев", которое тоже началось в 1630-х годах, почти что
одновременно с "походом церковным" боголюбцев и которое уже через четверть
века стало оформляться в беспоповщину. Если оптимисты-боголюбцы верили в
возможность спасения "мира" и в "миру" и, веря в теократическую утопию,
хотели превратить в подлинно святую Русь, в настоящий Третий Рим современную
им греховную, но дорогую им родную страну, которую в своих мечтах они
видели как лучезарный храм с вечным служением литургии, объединяющей Бога и мир,
то зато Капитон и его веригоносцы считали мир уже обреченным злу. Поэтому они
хотели увести своих последователей, которые в их глазах были последними
верными представителями восточного христианства, из этого мира в пустыню, в
вечный пост и наконец в пламя огнеопального причастия. В этих двух течениях
сказались две вечных стороны христианства: радостная, оптимистическая, столь
хорошо ощутимая русской душой в пасхальных службах, и мрачная,
пессимистическая, нередко характерная для раннего ближневосточного монашества и
искаженно представленная у павликиан, богомилов и катаров. Эти пессимисты
видели перед собой не воскресение Христово и искупление Им грехов мира, а
картину страстей Господних, мук Его учеников, преследования Его
последователей, аскетизм египетских и сирийских монахов, опасности искушения и поги-
1 Аввакум. Сочинения... С. 771.
349