Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
ТОМ I Заключение
изменили более важные черты традиционного русского православия, чем те,
которые пострадали от затеек нетерпеливого патриарха. Говоря о "старом обряде",
вожди сопротивления Никону и епископату на самом деле вели своих
последователей не обратно к древнемосковской вере, а к вере новой, вере, основанной
на желании более горячей, более активной и более целостной религиозной
жизни, чем та, которую они находили в своих приходах и обителях. Социальные и
политические мотивы, экономическое недовольство, недоверие к церковному и
государственному руководству, озлобление против бояр и дворян, личные
обиды, отталкивание от новых культурных веяний сыграли большую роль в росте и
развитии старообрядческого раскола. Но в первую очередь чисто духовные
побуждения поставили Неронова и Аввакума, Никиту Пустосвята и Досифея в ряды
противников церковной иерархии и ее новшеств, и уж, конечно, прежде всего эти
религиозные побуждения легли в основу проповеди Капитона и Вавилы и
самосжиганий дьякона Игнатия, инока Геннадия и иже с ними проповедовавших.
Попавшие в Пустозерск донские казаки бежали из него через несколько недель,
а Аввакум и его друзья и не пытались избежать заточения и казни, а с радостью
ждали мученичества как испытания и исповедания своей веры.
Религиозные искания этих течений были очень различны. Боголюбцы,
начавшие свою проповедь уже в 1630-х годах и давшие первых вождей тому
движению, из которого развилось поповщинское старообрядчество, с самого начала
настаивали на интенсификации духовной жизни духовенства и паствы, церкви и
государства. Мечты о Третьем Риме породили в их душах чувство
ответственности за русское, последнее в мире, как они думали, чистое православие. Борьба
западных вероисповеданий против восточной церкви в Польше и в Оттоманской
империи усугубила их опасения и испугала их угрозой победы уже, как казалось
им, торжествующего на Западе Антихриста. Видя, что их проповедь активной
веры, духовного возрождения, церковной дисциплины и ответственности всех
православных за судьбы церкви не встретила отклика в среде иерархии, они взяли под
подозрение и сам епископат. "Памяти" священников патриарху и архиереям,
конфликт на соборе 1649 года, резкость споров Неронова с Никоном обнажают
всю остроту отношений между духовно напряженными боголюбцами-протопо-
пами и равнодушными, безучастными владыками. Обострение отношений
между лучшими представителями этого низшего приходского иерейства и
епископатом шло параллельно со все большей радикализацией требований реформ внутри
церкви. Эти требования напоминали клюнийское движение XI века и просо-
борные, противоавторитарные настроения на Западе в эпоху "авиньонского
пленения пап". Подобно клюнийцам, боголюбцы хотели восстановить дисциплину
духовенства, поднять дух церкви, ввести больший порядок в повседневную жизнь
монастырей, приходов и паствы. Несколько позже раздались голоса, требовавшие
участия рядового духовенства и добрых мирян в соборах и в определении целей
русской церкви. Боголюбцы заявляли, что ответственность за судьбы церкви не
может оставаться целиком в руках часто нерадивых владык, говорили, что "не
единым бо архиереем, но в мире живущим, и житие добродетельное проходящим,
всякого чина людям" полагается быть на соборе. А на соборе 1649 года царский
духовник и боголюбец Стефан Вонифатьев не побоялся прямо в глаза владык
бросить жестокие слова, что они не пастыри, а "волки и губители" дела
Христова. Взгляды представителей движения боголюбцев, не боявшихся требовать от
иерархии церковных и даже обрядовых реформ, неожиданно совпадали с высказы-
348