Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
14. Капитон
щенников, злоупотреблявших "вином", затем "начал погордевати священным
чином" и вообще совсем перестал подходить под благословение111. В конце концов
он даже перестал ходить в церковь и принимать причастие. Он критиковал
поклонение некоторым иконам, например, иконе Христа в ризах архиерея и
Богородице в царских одеждах. Вообще он совсем не признавал новых икон,
написанных под западным влиянием и изображавших Христа более реалистически и
менее абстрактно-идеографически, чем древнерусские иконы112. Видимо, на этих
иконах лик Христа казался Капитону слишком земным и здоровым, что
противоречило его представлениям о Христе-мученике и аскете.
Уже в самые ранние годы религиозной деятельности Капитона Корнилий
насчитывает у него в скиту около тридцати его учеников113. В Данилове он начал
набирать себе последователей не только среди мужчин, но и среди женщин, и этим
еще больше приумножил число своих прозелитов. Его странствования и гонения
привели к распространению его идей и росту числа учеников, обращенных в его
аскетическую веру. Все они, по словам позднейших биографов, были "славные
постницы и славные железоносцы", т.е.—носители вериг114. Таковыми были
"перепоясанный железным поясом дивный Леонид", строго державший пост
Симеон, "всепречудный Яков", "всепрекрасный Прохор" и наконец ученик Прохора
и сподвижник самого Капитона—"великий и премудрый Вавила"115. Вавила,
наиболее заслуживающий внимания среди всех отцов "чудного и дивного
воздержания", был не русский, а иностранец, и происхождение его до сих пор
остается загадочным. По словам Денисова, писавшего о Капитоне и Вавиле со слов их
учеников лет через 40—50 после их смерти, этот Вавила "был рода иноземческа,
веры люторской". Это не значит, что он обязательно был лютеранином, так как
русские XVII века часто называли всех протестантов "люторами". Он отличался
большей эрудицией, чем другие "отцы" того времени, "все художественные
науки прошед"—изучил грамматику, риторику, логику, богословие и другие науки
в "славней парижстей академии", т.е. в парижской Сорбонне, и хорошо знал
греческий, латинский и немецкий языки. Опять-таки, по данным Денисова,
Вавила приехал в Россию при царе Михаиле Федоровиче и тоже уже "осеян был все-
преславными благочестия лучами" и из "бездревнего люторского вреднословия
изшед", принял православие. Ставши православным, он решил "от мирского
мятежа и многосуетности отлучиться" и стал строгим монахом: "железы свои
силы изволительно смирил, вериги тяжелые на себя положив, железами же чресла
свои опоясав""6.
Так как появление Вавилы в рядах капитоновской братии относится еще к
царствованию Михаила Федоровича, то есть к самому началу деятельности
Капитона, то у историков, как, например, у занимавшегося этим вопросом сто лет
тому назад А. Щапова, невольно напрашивается вопрос: не был ли Вавила
ответствен за те имеющие протестантский привкус особенности "учения
Капитонова", которые, видимо, развились в практике старца в более поздний период его
деятельности и за каковые уже в 1639 году церковь хотела посадить его "на исправ-
111 Там же. С. 111.
1,2 История русского искусства (Изд. АН СССР). Т. IV. М.—Л., 1959. С. 45, 72, 85.
113 Житие Корнилия. Л. 239
114 Виноград Российский. Гл. XIX, XXIV.
115 Там же. Гл. XXI.
116 Там же.
133