Иноческие имена на Руси

Успенский Б.А. Успенский Ф.Б. Иноческие имена на Руси. -М.:Институт славяноведения РАН; СПБ.:Нестор-История, 2017. -344 с.

Содержание

От авторов

І. Общие предпосылки

ІІ. Изменение имени в малой схиме как общая практика

ІІІ. Изменение имени при пострижении в рясофор

ІV. Изменение имени при пострижении в великую схиму

1. Практика регулярного изменения имени при пострижении в великую схиму как поздний обычай на Руси

2. Менялось ли имя при предсмертном пострижении в великую схиму?

3. Изменение имени при пострижении в великую схиму в Юго-Западной Руси

4. Изменение имени при пострижении в великую схиму у греков: вопрос о Схиматологии Феодора Студита. Казус Варлаама и Ефрема Печерских

5. Примеры изменения имени при пострижении в великую схиму у греков и южных славян

6. Возвращение к прежнему иноческому имени при оставлении великой схимы

7. Исключительные случаи перемены имени в великой схиме в Древней Руси; Кирилл Ростовский, Геннадий Гонзов, князь Иван Федорович Мстиславский, княгиня Ирина Ярославская, Дамиан Юрьегорский

8. Примеры, которые могли бы выглядеть как изменение имени в великой схиме, однако таковыми не являются. Казусы новгородских архиепископов Ильи (Иоанна) и Гавриила (Григория), тверской княгини Анны (Кашинской) и нижегородской княгини Анастасии (Василисы)

9. Некоторые обобщения. Почему ранее имя могло меняться только один раз, не меняясь при последующих пострижениях? Ассоциация монашеского пострига с крещением. Вопрос о влиянии Юго-Западной Руси на великорусскую церковную традицию в XVII в

V. Сохранение мирского имени при монашеском постриге

VІ. Как выбиралось имя при пострижении: формальные основания выбора

VІІ. Кто выбирал имя при пострижении: процедура выбора

VІІІ. Выбор схимнического имени

ІХ. Монашеский именослов (особенности иноческих имен)

Х. Иноческие имена в быту

Экскурс І. Предсмертный постриг в Древней Руси

Экскурс ІІ. Другие ситуации, обусловливающие принятие монашества

Экскурс ІІI. Историографические мифы: мнимые схимнические имена

Цитируемая литература

Условные сокращения

Указатель имен

Сведения об авторах

OCR
214

Экскурс I. Предсмертный постриг в Древней Руси

монастыря: согласно Житию Павла Обнорского, в 1538 г. монахи, увидев приближающихся конных татар, «начаша на себе
схимы налагати» (А. Герд, 2005, с. 129). Великая схима очевидным образом символизирует готовность к смерти18.
3. Помимо собственно религиозных побуждений, заставляющих постригаться перед смертью, здесь присутствует и ярко
выраженный социальный аспект. Традиция предсмертного пострига у мирян, судя по всему, начинается в княжеской среде,
ее распространение изначально может быть связано с ориентацией на Византию19. Однако постепенно этот обычай выходит
за пределы княжеской династии и распространяется на более
широкие социальные слои20. При этом у самих князей религиозные мотивы могут вступать в конфликт с династической практикой.
В 1167 г. великий князь Ростислав Мстиславич, заболев, захотел принять постриг в Печерском монастыре, но ему запретил
(«възборони») это сделать его духовный отец, поп Семьюн, который был из мирских (белых) священников21. Можно с достаточной уверенностью утверждать, что ранее такого рода постригов
в доме Рюриковичей не было — отсутствие прецедента, может
18
Этот мотив находит отражение в «Сказании о Мамаевом побоище»:
по благословению Сергия Радонежского, братья-иноки Александр Пересвет и Андрей Ослабя, отправляясь на смертный бой, принимают схиму
(Бударагин и Дмитриев, 1999, с. 150–152, 176–178).
19
См. данные о таких пострижениях в Византии: Голубинский, І/2,
с. 666 (примеч. 1); Пальмов, 1914, 204–212.
20
Так, в 1377 г. перед смертью принял постриг боярин Даниил Феофанович, племянник митрополита Алексия — «преставися въ черницахъ,
въ скымѣ» (ПСРЛ, XV, 1863, стлб. 438).
21
Князь Ростислав советовался об этом с Поликарпом, игуменом Печерского монастыря, «и реч[е] ему игуменъ, аще сего желаеши, кн[я]же,
да воля Б[о]жиꙗ да будеть» (ПСРЛ, ІІ, 1908, стлб. 529–531). «Это дает
знать, — говорит Е. Е. Голубинский, — что обычай пострижения князей
перед смертью ввелся у нас после некоторой борьбы между мирскими священниками и монахами» (Голубинский, І/2, с. 668).