Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
глубинном уровне и касается самого существа исторического
процесса, а не его внешних проявлений: само движение времени
и самая история, говорит здесь Филофей, зависит от Бога, а не от
звезд (которые сами по себе тварны и управляются невидимыми
ангельскими силами) и представляет собой целенаправленную
реализацию Божественного замысла — история представляет
собой, таким образом, исполнение пророчеств, а не осуществле­
ние астрологических предсказаний . Третий Рим мыслится при
этом как последнее земное царство, которое предшествует Цар­
ству Небесному, когда «времени уже не будет» (Откр. X, 6);
это царство, таким образом, завершает человеческую историю.
Послание Филофея окрашено, соответственно, эсхатологически­
ми и мессианистическими настроениями: особая миссия Москвы
как третьего (и последнего!) Рима видится в контексте апока­
липтических пророчеств — апокалиптическая схема превраща­
ется при этом в «своеобразную теорию официозного хилиазма»
(Флоровский, 1981, с. 11).
41

Таким образом, как в «Изложении пасхалии» (в редакции
митрополита Симона), так и в послании Филофея концепция
«Москва — третий Рим» имеет вполне очевидный эсхатологи­
ческий подтекст. Вместе с тем, если в «Изложении пасхалии»
представления о конце света обусловливают восприятие Москвы
как н о в о г о Рима, то у Филофея они обусловливают воспри­
ятие Москвы как п о с л е д н е г о Рима. При этом Рим олице­
творяет д л я Филофея мир, ср. в «Послании на звездочетцев»:
«Многажды и апостол Павел поминает Рима в посланиих, в тол­
ковании глаголет: „Рим — весь мир"» (Идея Рима. . . , с. 147, ср.
с. 157, 159; Малинин, 1901, прилож., с. 4 5 ) ; соответственно,
конец Рима — это то же, что конец мира. Иначе говоря, соглас­
но «Изложению пасхалии», Москва как третий Рим знамену­
ет новый период мировой истории; между тем, в послании Фи­
лофея Москва как третий Рим знаменует завершение мировой
и с т о р и и . В одном случае акцент делается на ц и к л и ч н о с т и ,
в другом — на к о с м о л о г и и : в «Изложении пасхалии» речь
идет о временных циклах, т. е. о циклическом времени, тогда как
42

421