Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
и далее описывается то, что было в п е р в ы й год после того,
как Христос вознесся на небо, — когда апостолы, собравшись
в Иерусалиме, засвидетельствовали и утвердили христианскую
веру и, соединившись со Святым Духом, создали Ц е р к о в ь ;
существенно, что это произошло в Иерусалиме. Вслед за тем
упоминается император Константин как п е р в ы й христиан­
ский монарх («православный первый царь») и Константинополь
как «новый Иерусалим», после чего речь идет о русском ве­
ликом князе Владимире Киевском, который именуется «вто­
рым К о н с т а н т и н о м » . Эту цепочку завершает характеристи­
ка Москвы как нового Константинополя — и, следовательно,
нового Иерусалима — и великого князя Ивана III как «ново­
го царя Константина», причем этой характеристике предше­
ствует повторение того, что было у ж е сказано относительно
космического цикла: «И ныне ж е , в п о с л е д н я я с и я л е т а ,
я к о ж е и в п е р в а я , прослави Бог . . . иже в православиипросиявшаго благовернаго и христолюбиваго великаго князя Ива­
на Васильевича, государя и самодръжца всея Руси, новаго царя
Констянтина, новому граду Констянтину — М о с к в е . . . » (Тихо­
нюк, 1986, с. 60; Р И Б , VI, JY* 118, стлб. 798-799; Идея Р и м а . . . ,
с. 124). Итак, речь идет о завершении одного временного цикла
и начале другого цикла, который в некотором смысле повторяет
первый, возвращая православных христиан к началу церковной
традиции.
Иерусалим и Рим обозначают, таким образом, две разные
перспективы — Божественную и человеческую, — которые со­
ответствуют двум пониманиям царства: как Царства Небесного
(Отца и Сына и Святого Духа) и как царства земного (христи­
анской империи). В историческом плане они ориентируют на
историю Церкви или на историю Империи. При таком понима­
нии замена выражения «новый Иерусалим» на «новый Рим» в
контексте оценки новой исторической роли Москвы оказывается
чрезвычайно значимой.
33

34