Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
чин поставления: РФА, III, прилож., № 16-18, с. 608-625, ср.
с. 604-607; Барсов, 1883, с. 32-38, ср. с. XXVII-XXVIII; Идея
Р и м а . . ., с. 67-77; Герберштейн, 1988, с. 7 9 - 8 2 ) . При этом на­
следственные реликвии московских князей — шапка и бармы —
выступают как знаки великокняжеского, а затем и царского
достоинства .
Чин поставления Дмитрия послужил образцом д л я последу­
ющих царских венчаний, и знаменательно, что он затем целена­
правленно редактируется, постепенно обрастая царскими атри­
бутами. Так, бармы, которые возлагаются на Дмитрия, и шапка,
которой он венчается, у ж е в начале XVI в. начинают называть­
ся «Мономаховыми», ассоциируясь с именем византийского им­
ператора («царя») Константина М о н о м а х а , и таким образом
знаки великокняжеского достоинства начинают воспринимать­
ся, в сущности, как царские регалии; соответственно, в Лето­
писной редакции чина поставления Дмитрия, составленной око­
ло 1518 г., в титулатуре Ивана III появляется слово «царь», а
в более поздней Чудовской редакции троны обоих великих кня­
зей (Ивана III и Дмитрия) именуются «царскими» (см.: Синицына, 1989, с. 190, 195; РФА, III, с. 6 0 6 - 6 0 7 ) . Тогда же по­
является специальный трактат, где говорится о происхождении
этих регалий и о том, как они попали на Русь: таким тракта­
том является «Послание» Спиридона-Саввы (Дмитриева, 1955,
с. 159-170) ; на его основе вскоре создается «Сказание о кня­
зьях Владимирских», имеющее уже официальный характер (там
же, с. 171-178, 185-191) . Здесь утверждается, что император
Константин Мономах в свое время передал «венец царьский»
и «ожерелье, иже на плещу своею ношаше» — так именуются
шапка и бармы — киевскому князю Владимиру Мономаху с тем,
чтобы тот венчался на царство, «да нарицается отселе боговенчанный царь» (Дмитриева, 1955, с. 165, 177, 1 9 1 ) . Венчание
«царским венцом» Владимира Мономаха, который понимается
как «царь Великиа Росиа», дает основание затем д л я приня­
тия царского титула Иваном IV; соответственно, чинам царского
венчания Ивана IV и Федора Ивановича была предпослана всту­
пительная статья о дарах Константина Мономаха и о венчании
11

12

13

14

15

16

17