Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
но уже и они дают основание д л я определенных выводов. По­
ведение Петра, под некоторым углом зрения, предстает не как
культурная революция, но как анти-тексты, минус-поведение,
находящееся в пределах той же культуры. Во всяком случае так
могло расцениваться оно современниками, и это принципиаль­
но важно. Иначе говоря, поведение Петра, как это ни парадок­
сально, в большой степени не выходило за рамки традиционных
представлений и норм: оно вполне укладывалось в эти рамки —
но только с отрицательным знаком. Соответственно, на языке
эпохи действия Петра и не могли восприниматься иным обра­
зом: в глазах современников Петр как бы публично з а я в л я л о
себе, что он — Антихрист.
Но ведь Петр, безусловно, знал этот «язык» и мог, следо­
вательно, предугадать э ф ф е к т своих поступков. Одним из воз­
м о ж н ы х объяснений его поведения будет признание того, что
Петр вполне сознательно игнорировал свой родной «язык» как
н е п р а в и л ь н ы й , признавая единственно правильным импор­
тируемый «язык» западно-европейских культурных представле­
ний. В самом отношении к «языку» — почти иррациональном!
— Петр остается при этом верным сыном с в о е й культуры:
принятие «правильного» я з ы к а и отказ от «неправильного» ока­
зывается субъективно более в а ж н ы м фактором, чем возможные
последствия соответствующих поступков. Из этого объяснения
следует, что Петр сознательно творил тексты на ином языке,
нежели тот, на котором они читались (социумом). Это, вооб­
ще говоря, может быть прослежено и в узко лингвистическом
смысле (см., например, выше о выражении «отец отечества»,
которое употребляется как перевод латинского «pater patriae*,
несмотря на то, что в русских текстах это выражение имеет дру­
гой смысл; таким же образом могут трактоваться и некоторые
другие приведенные выше ф а к т ы ) .
8

Необходимо, однако, иметь в виду и то, что на Руси
существовала определенная традиция «обратного поведения»
(анти-поведения), влияние которой в какой-то мере мог — хо­
т я бы и бессознательно — испытывать Петр (как, может быть,
в свое время и Иван Грозный). Магическая, черная культура