Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
зультате мы — Б о г и я —предстаем, так сказать, как функция
от этих отношений. Это нечто вроде алгебраической ф о р м у л ы ,
где постулируется связь между двумя неизвестными «X» и « Y » :
значения неизвестных определяются теми соотношениями, в ко­
торые они входят. Ведь, когда мы постулируем, что «X > Y » ,
д л я нас «X» определяется как то, что больше, чем « Y » , a « Y » —
как то, что меньше, чем « X » , и это, в сущности, все, что мы мо­
жем о них сказать.
Возьмем другой, отчасти аналогичный пример: разговор ма­
тери с грудным младенцем. В сущности, это поведение т а к ж е
противоречит здравому смыслу, и в то же время оно абсолютно
естественно. Ведь происходит нечто очень странное: мать гово­
рит с ребенком, который явно не способен понять то, что ему
говорят — он не владеет языком, на котором к нему обращаются
и, безусловно, не может адекватно понять содержание высказы­
вания. Поведение матери совершенно нерационально и, вместе
с тем, оно прагматически оправдано — нам ясно, что если мать
не будет поступать таким образом, ребенок никогда не загово­
рит. Т а к происходит обучение языку, и, когда ребенок наконец
овладевает языком, он оказывается отделенным от матери: он
как бы рождается второй раз — на этот раз семиотически. При
этом так же, как и в предыдущем случае, процесс коммуника­
ции предшествует пониманию — собственно говоря, установка на
коммуникацию и создает понимание. Т а к и м образом в процес­
се семиотической деятельности устанавливаются отношения ме­
жду участниками коммуникации. Поистине, вначале было сло­
во...

Итак, я з ы к , которым пользуется человек, моделирует как
воспринимаемый мир, внеположный человеку, так и восприни­
мающего субъекта. Это общее положение относится не только
к естественному языку, но и к я з ы к у в широком семиотическом
смысле. Именно это положение и объединяет работы, собранные
в настоящем издании.