Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
на в конечном счете семантикой слова «отец». Семантика этого
слова сыграла существенную роль и в отношении к церковным
реформам Петра и Феофана Прокоповича.
В 1721 г. Петр принял новый титул: он стал официально на­
зываться «Императором», «Великим» и, вместе с тем, «отцом
отечества». Последнее название фактически применялось к Пе­
тру и раньше: так, «отцом отечества» называет его Феофан Прокопович уже в 1709 г. — в своей «Песни победной», посвященной
полтавской победе . Это выражение есть не что иное, как пере­
вод латинского pater patriae — почетного титула римских импе­
раторов. Однако в русском культурном контексте оно звучало
совершенно иначе. Поскольку отцовство вообще может быть ли­
бо кровным, либо духовным, и при этом Петр, очевидно, не мог
быть отцом людей в смысле кровного родства, то это наимено­
вание было понято именно как претензия на родство духовное.
Но духовным отцом мог быть только иерей; в свою очередь, ти­
тул «отец отечества» мог быть применен только к архипасты­
рю — архиерею, и прежде всего к патриарху . И, действитель­
но, так именовались вселенские патриархи (константинополь­
ский и александрийский). Поскольку, далее, официальное при­
нятие этого титула совпадало с упразднением патриаршества и с
последующим объявлением монарха «Крайним Судией» Духов­
ной коллегии , постольку указанное наименование могло вос­
приниматься в том смысле, что Петр в о з г л а в и л ц е р к о в ь
и о б ъ я в и л с е б я п а т р и а р х о м . Именно так это и воспри­
нималось. Но по каноническим правилам д л я управления цер­
ковью требуются благодатные полномочия святительского (епи­
скопского) сана; еще патриарх Никон признавал вторжение
светской власти в церковное управление за проявление анти­
христова духа. Соответственно, Петр обвинялся в том, что, са­
мовольно «восхищая на себя святительскую власть, именовася отец отечества». Необходимо подчеркнуть, что этот вывод
со своей формальной стороны в известной степени согласуется
с мнением апологетов Петра. Так, Феофан Прокопович в сво­
ем «Розыске о понтифексе» (1721 г.) ставил перед собой задачу
специально обосновать, что в определенном смысле христиан2

3

4