Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
вместе с небом, дабы, одновременно рожденные, они и распались бы
одновременно, если наступит для них распад. . . Такими были замысел
и намерение Бога относительно рождения времени; и вот, чтобы время
родилось из разума и мысли Бога, возникли Солнце, Луна и пять дру­
гих светил, именуемых планетами, дабы определять и блюсти числа
времени. Сотворив одно за другим их тела, Бог поместил их, числом
семь, на семь кругов, по которым совершалось круговращение. . . Зе­
мле же, кормилице нашей, он определил вращаться вокруг оси, про­
ходящей через Вселенную, и поставил ее блюстительницей и устрои­
тельницей дня и ночи как старейшее и почтеннейшее из божеств, ро­
жденных внутри неба» (Тимей, 38Ь-38с, 40с). Далее Платон связывает
с циклическим временем законы рока: «Возведя души на звезды как
на некие колесницы, Он [Бог-Демиург] явил им природу Вселенной и
возвестил законы рока, а именно . . . что теперь им предстоит, рассе­
явшись, перенестись на подобающее каждой душе орудие времени. . . »
(там же, 41е). Представление Платона о возникновении времени под­
верглось критике Аристотеля, по мнению которого «время существо­
вало всегда» (Физика, VIII, 1).
«Творцом времени» именуется Бог и в Упанишадах (Шветашватара-упанишада, IV, 2), причем источником времени признается здесь
Солнце, ср.: «Следует почитать Солнце, зовущееся временем» (Майтри-упанишада, VI, 16, ср. VI, 14). Наименование Бога «творцом неба
и земли» в христианской традиции, вообще говоря, соответствует по­
ниманию Бога как творца времени и пространства.
6 8

В древнем Иране, где был вообще особый культ времени (вы­
ражающийся в почитании бога Зервана, персонификации времени и
судьбы), — время понималось при этом как источник и условие суще­
ствования и, вместе с тем, как отец доброго и злого начала (Ормазда
и Ахримана), — могло различаться бесконечное и конечное время,
которые находятся в принципиально различном отношении к миру.
Бесконечное время существует изначально и предшествует акту тво­
рения; между тем, конечное время, обусловленное актом творения,
соотносится с этим миром, созданным и обреченным на гибель. Раз­
личие конечного и бесконечного времени предстает, таким образом,
как различие тварного и нетварного времени. При этом конечное вре­
мя признается циклическим, оно движется по кругу и возвращается в
исходное состояние. См.: Зенер, 1955, с. 13, с. 57-58, с. 106-107, с. 119,
с. 182, с. 231 и сл.
Сходным образом и в Древней Греции, согласно «Теогонии» Гесиода, линейное и циклическое время могли противопоставляться как
время богов (линейное) и время людей (циклическое) — циклическое
время оказывается при этом временем сотворенного космоса, тогда