Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
природы времени. Наконец, буддисты вообще отрицают реальность и
субстанциональность времени. При этом различение относительного
и абсолютного пространства и времени у вайшешиков, «феноменаль­
ного» и «ноуменального» времени у джайнов оказывается близким к
ньютоновской концепции абсолютного и относительного пространства
и времени. См.: Лысенко, 1986, с. 110-113; Щербатской, II, с. 56.
Ср. рассуждения Аристотеля в «Физике» (кн. IV, гл. 10-11) от­
носительно того, существует ли время: «Что время или совсем не су­
ществует, или едва существует, будучи чем-то неясным, можно пред­
полагать на основании следующего. Одна часть его была, и ее уже
нет, другая — будет, и ее еще нет; из этих частей слагается и бес­
конечное время, и каждый раз выделяемый промежуток времени. А
то, что слагается из несуществующего, не может, как кажется, быть
причастным существованию. Кроме того, для всякой делимой вещи,
если только она существует, необходимо, чтобы, пока она существует,
существовали бы или все ее части, или некоторые, а у времени, ко­
торое также делимо, одни части уже были, другие — будут и ничто
не существует. . . Далее, не легко усмотреть, остается ли „теперь", ко­
торое очевидно разделяет прошедшее и будущее, всегда единым и то­
ждественным или становится всякий раз другим. . . Если бы „теперь"
не было каждый раз другим, а тождественным и единым, времени не
было бы; точно так же, когда „теперь" становится другим незаметно
для нас, нам не кажется, что в промежутке было время» (218а-218б).
Ср. выше, примеч. 36.
Можно сказать, что в первом случае время относится к уни­
версалиям нашего восприятия, во втором же случае — к реальности
самого мира (внеположенного этому восприятию). Ср. заявление Кан­
та о том, что понятие времени «присуще не самим предметам, а только
субъекту, который их созерцает»; по его мнению, «одновременность и
последовательность даже не воспринимались бы, если бы в основе не
лежало априорное представление о времени» (Критика чистого разу­
ма, I, § 7, 4 — Кант, III, с. 62, 57).
Между тем, Нагарджуна писал: «Если время существует только по
отношению к объектам, то откуда возьмется время без объектов. Мы
отрицаем бытие объектов, тем более существование времени» (Щер­
батской, II, с. 80); соответственно, как мы уже упоминали, буддийская
философская традиция вообще не признает существования во времени
(см. выше, примеч. 54).
6 2

6 3

По словам Канта, «все явления могут исчезнуть, само же вре­
мя (как общее условие их возможности) устранить нельзя» (Критика
чистого разума, I, § 4 — Кант, III, с. 58).
6 4

В таком понимании времени отражается, возможно, индивиду-