Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
идентификацию разных существований; характерным образом при
этом проблема идентификации вообще не встает в том случае, когда
обсуждается существование объекта в пространстве. Более того, са­
ма процедура идентификации имплицитно предполагает соотнесение
идентифицируемых объектов именно во времени, а не в пространстве.
В самом деле, мы можем признать два объекта одним и тем же, если
они находятся в разном времени, но мы не можем сделать этого, если
они (одновременно) находятся в разных местах. Иначе говоря, один и
тот же объект не может быть в разных местах в одно и то же время,
однако может быть в разное время в одном и том же месте. Разли­
чие пространства и времени в этом отношении определяется, видимо,
тем обстоятельством, что сама способность производить идентифика­
цию принадлежит воспринимающему субъекту, который воспринима­
ет пространство непосредственно, а время — опосредствованно.
5 5

Соответственно, и предсказание будущего может связываться с
движением светил (что и обусловливает появление астрологии).
Ср. в этой связи этимологическую связь слова время и таких
слов, как вертеть, вращать и т. п. Славянское vreme, < *verm§ <
* vert-men восходит к индоевропейскому глагольному корню vert-/vort«поворачивать, вращать», от которого происходят как старославян­
ские глаголы epamumu, вращати, врьттъти, так и соответствующие
древнерусские формы воротити, ворочати, вьрттътщ от этого же
корня происходит, между прочим, и древнерусское вьрста, которое
означает меру измерения, относящуюся как к пространству, так и
ко времени, — как меру длины («верста»), так и меру длительности
(«возраст»). Соответственно, славянское vreme, может быть сопоста­
влено с древнеиндийским vartman «поворот колеса, оставляемый коле­
сом след, колея, дорога». Ср. еще латинские выражения mensis vertens,
annus vertens, anniversarius, а также orbis annuus; orbis temporum и
т. п. См.: Покровский, 1927, с. 225-226; Якобсон, 1970, с. 380; Фасмер,
I, с. 300, 361; Топоров, 1982, с. 340.
5 6

5 7

Ср.: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и
нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „смотри,
вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл.
I, 9-10). Здесь же Екклесиаст — характерным образом — говорит о
детерминизме космоса и о том, что все происходящее, в сущности,
зависит от объективных свойств времени, а не субъективных стре­
млений или индивидуальных способностей; характеристики времени
предопределяют те или иные события, и, соответственно, понимание
миропорядка и состоит, собственно, в знании времени: «Всему свое
время, и время всякой вещи под небом» (III, 1); «. . .сердце мудрого
знает и время и устав; потому что для всякой вещи есть свое время