Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
принадлежность злого духа потустороннему миру естественно вызы­
вает представление о времени, обращенном вспять.
Характерен в этом смысле фольклорный мотив: человек, пу­
тешествуя, оказывается в будущем времени — соответственно, воз­
вращаясь из путешествия, он узнает, что отсутствовал целую эпоху,
т. е. неожиданно для себя он возвращается во время, которое ста­
ло для него уже прошлым; путешествие в данном случае нарушает
естественный временной процесс — меняя положение в пространстве,
человек меняет положение и во времени. См., например, ирландскую
сагу «Плавание Брана, сына Фебала» (см.: Мейер и Нат| I—II) или
русский духовный стих «Райская птичка» (Яксанов, 1912, с. 26-28).
Этот мотив близок к чрезвычайно распространенному мотиву посе­
щения загробного мира (см., в частности: Афанасьев, 1865-1869, II,
с. 548-549; Пропп, 1986, с. 281 и сл.; Лотман, 1965).
5 3

5 4

В соответствии со сказанным понятие
существования
( б ы т и я ) естественно ассоциируется прежде всего с пространством,
а не со временем. Иначе говоря, всякое существование предполага­
ет в первую очередь пространственные, а не временные условия; со­
ответственно, если существование в пространстве в принципе может
считаться чем-то a priori ясным, то существование во времени, во­
обще говоря, нуждается в определенном осмыслении. В отличие от
пространства, время предполагает возможность изменения объекта, и
таким образом проблема существования во времени сводится к про­
блеме идентификации, т. е. признания объекта в новом состоянии тем
же объектом, что и раньше. Кант писал в этой связи: «Понятие изме­
нения и, вместе с тем, понятие движения (как перемены места) воз­
можны только через представление о времени: если бы это предста­
вление не было априорным (внутренним) созерцанием, то никакое по­
нятие не могло бы уяснить возможность изменения, т. е. соединения
противоречаще-противоположных предметов в одном и том же объек­
те (например, бытия и небытия одной и той же вещи в одном и том же
месте). Только во времени . . . два противоречаще-противоположных
определения могут быть в одной и той же вещи» (Критика чистого ра­
зума, I, § 5 — Кант, III, с. 59). Иначе решает этот вопрос буддийская
философская традиция, которая вообще не признает существования во
времени, полагая, что «всякое бытие существует в действительности
лишь один момент, а в следующий момент мы уже имеем совершенно
иное бытие» (Щербатской, И, с. 89, ср. с. 72).
Итак, вопрос о существовании во времени может решаться
по-разному: то или иное решение этого вопроса определяется при­
знанием принципиальной возможности или, напротив, невозможно­
сти осуществить идентификацию меняющихся объектов или вообще —