Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
шло пространство, а затем уже из пространства произошло и время»
(Щербатской, II, с. 53, ср. с. 56).
Согласно учению стоиков, время измеряет движение мира, кото­
рое мыслится при этом как перемещение в пространстве; таким обра­
зом, и в этом случае пространство предстает как первичное по от­
ношению ко времени понятие. Так Филон Александрийский говорит,
по-видимому, цитируя' стоиков: «бьсчсгт'л^а TTJ<; той KOG[IOV
Kivr\ce^
eемое движением мира» (О сотворении мира, 26 — Филон, I, с. 20-21);
ср. у Хрисиппа: «xpovov etvoa KIVT\№ 509). В других случаях, говоря о времени как мере движения ми­
ра, Филон прямо ссылается на стоиков (О вечности мира, 4, 52-54 —
Филон, IX, с. 186-189, 220-223). То же говорит о стоиках и Диоген
Лаэртский (VII, 141): «. . .время . . . есть лишь мера движению мира.
Прошедшее время и будущее бесконечны, а настоящее конечно».
4 8

Любопытно отметить, что в индийской философии простран­
ство и время могут противопоставляться постольку, поскольку про­
странство, в отличие от времени, является носителем звука (Лысен­
ко, 1986, с. 110); для нас существенно, что пространство — в проти­
воположность времени — определенно связывается с чувственным (в
данном случае — акустическим) восприятием.
4 9

Поэтому, между прочим, во времени совершаются события как
внешнего, так и внутреннего мира; в пространстве же находятся лишь
предметы внешнего мира. Ср.: «Наши суждения о времени и событиях
во времени сами существуют во времени, тогда как наши суждения о
пространстве, по-видимому, не относятся в каком-либо ясном смысле
к месту в пространстве» (Уитроу, 1964, с. 11).
Специальные рассуждения на этот счет можно найти у Канта:
«Время есть априорное формальное условие всех явлений вообще.
Пространство как чистая форма всякого внешнего созерцания ограни­
чено как априорное условие лишь внешними явлениями. Другое дело
время . . . оно есть непосредственное условие внутренних явлений (на­
шей души) и тем самым косвенно также условие внешних явлений»
(Критика чистого разума, I, § 6 — Кант, III, с. 60). Ср. еще: «Мы
нуждаемся в пространстве для того, чтобы конструировать время, и,
таким образом, определяем последнее посредством первого. Простран­
ство, которое представляет внешнее, предшествует, таким образом,
возможности временного определения. Так как в отношении времени
мы испытываем воздействие только от представлений, а не от внешних
вещей, то не остается ничего другого, как признать, что в представле­
нии пространства мы должны сознавать себя в качестве испытываю-