Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
4 1

Знаменательно в этом смысле, что Августин, говоря о предска­
зании будущего, считает нужным отметить, что сама потребность в
таком предсказании обусловлена, возможно, опытом припоминания
прошлого. Ср.: «Детства моего, например, уже нет, оно в прошлом,
которого уже нет, но когда я о нем думаю и рассказываю, то я вижу
образ его в настоящем, ибо он до сих пор жив в памяти моей. Не по
сходной ли причине предсказывают будущее? По образам, уже суще­
ствующим, предчувствуют то, чего еще нет? Признаюсь, Господи, не
знаю этого» (Исповедь, XI, 23).
4 2

Под прошедшим в данном случае понимаются события прошло­
го, не относящиеся непосредственно к первоначальному времени, —
то, что можно было бы квалифицировать как эмпирическое прошлое.
4 3

Иллюстрацией могут служить всевозможные виды гаданий, а
также обращения к оракулу.
4 4

Впрочем, как указывают другие источники, некоторые обита­
тели Константинополя попытались напасть на соответствующие изо­
бражения с камнями и железными молотками, полагая, что таким
образом сумеют обратить пророчество против завоевателей: магиче­
ская борьба с изображениями осмысляется при этом едва ли не как
более действенная, чем борьба с самими завоевателями. См.: Робер де
Клари, 1924, с. 89; Робер де Клари, 1986, с. 153-154.
4 5

Ср.: «Фламмарион придумал как-то наблюдателя, который уда­
ляется от Земли со скоростью большей, чем скорость света. Для не­
го время изменило бы знак, история потекла бы вспять, и Ватерлоо
предшествовало бы Аустерлицу. Ясно, что для такого рода наблю­
дателя причины и следствия заменили бы друг друга, неустойчивое
равновесие не было бы исключением, вследствие общей необратимо­
сти явлений ему казалось бы, что все исходит из какого-то хаоса в
неустойчивом равновесии. Вся природа казалась бы ему предоставлен­
ной случаю» (Пуанкаре, 1914, с. 72-73; Пуанкаре, 1983, с. 324-325).
4 6

Ср. слова Августина: «Если и будущее и прошлое существуют,
я хочу знать, где они» (Исповедь, XI, 23).
4 7

Ср. в «Брихадараньяке-упанишаде» (III, 8, 3-4): «Она сказала:
„На чем, Яджнявалкья, выткано вдоль и поперек то, что над небом,
что под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим,
и настоящим, и будущим?". Он сказал: „Гарги, то, что под небом, что
под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим, и
настоящим, и будущим, — это выткано вдоль и поперек на простран­
стве"». Комментируя это место, Ф. И. Щербатской писал: «Брахман
есть сущность и первопричина всего сущего, из него сначала произо-