Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
2 0

Ср. еще другие тексты такого рода: Шейн, 1898-1900, с. 10 (№ 31,
32), Ефименкова, 1977, с. 23 (№ 12), 63 (№46); Капица, 1928, с. 42.
2 1

Соответственно, православная традиция предписывает перед от­
ходом ко сну думать о смерти (ср. молитву св. Иоанна Дамаскина
на сон грядущий: «Владыко Человьколюбче, не ужели мнь одръ сей
гробъ будетъ, или еще окаянную мою душу просвътиши днемъ? Се
ми гробъ предлежитъ, се ми смерть предстоитъ. . .») и, вместе с тем,
после пробуждения благодарить Бога за избавление от смерти (ср.
утреннюю молитву св. Иоанна Дамаскина: «О Владыко Человько­
любче, слава неизреченному твоему человьколюбш, слава несказан­
ному твоему благоутроб1ю: Воздвиглъ мя еси изъ гроба сего, изъ ог­
ня негасимаго, изъ червя неусыпающаго. . .» — Рогожский сборник,
л. 219 об.). «Егда же по молитвь возляжеши на одръ свой . . . воспомяни мьсто гробное себь, яко тако ти есть во гробь лежати. . . Сонъ
бо есть стънь смертная», — говорит древнерусское поучение (Сборник
правил, л. 41-41 об.).
2 2

Термин «время сновидения» («the Dream Time»), общеприня­
тый в этнографии, относится, таким образом, не столько ко времени
самого сна, сколько — и прежде всего — ко времени, являющемуся во
сне: он означает некое состояние, эманация которого осуществляется
именно через сновидения. Вместе с тем, время сна (время, когда видят
сны) и время, являющееся во сне, по-видимому, не различаются в со­
знании аборигенов и, соответственно, обозначаются одним словом —
буквальным переводом этого слова и является англ. «the Dreaming»;
равным образом тотем и сновидения могут обозначаться в австралий­
ских языках одним словом — постольку, поскольку тотем является в
сновидениях. Следует при этом иметь в виду, что в соответствующих
языках отсутствует слово, выражающее абстрактное понятие времени
или истории.
2 3

В другом случае отец-индеец расспрашивает своего сына о том,
что тот видел во сне (в период инициации). Тот рассказывает об уви­
денном, однако его рассказ не соответствует ожиданиям спрашива­
ющего, т. е. мифологическим представлениям, и не признается удо­
влетворительным; сын получает предписание продолжать инициационные ритуалы — до тех пор, пока то, что он увидит во сне, не будет
отвечать принятым нормам. См.: Радин, 1936, с. 233 и 247 (№ 11), ср.
с. 244 (№4), 249-250 (№ 15), 253 (№23).
2 4

Как видим, в ритуальных сновидениях могут реализовываться
одни и те же представления, проявляться один и тот же мифологи­
ческий опыт. Сновидения в подобных случаях объединяют членов со­
циума: предполагается, что разные люди видят, в сущности, один и