Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ПсевдоДионисий Ареопагит, Максим Исповедник или Иоанн Злато­
уст. Ангельское пение предстает здесь как архетип пения, звучащего
при богослужении; отношение церковного и небесного пения соответ­
ствует, таким образом, отношению образа и первообраза в иконопис­
ном изображении. См.: Владышевская, 1990.
Так, вставные слоги на-не-на и т. п. (так называемые «аненайки») иногда получают специальное толкование у старообрядческих
певцов, которые считают, что здесь передается речь Богородицы; в
частности, «аненайки» в благовещенском величании интерпретируют­
ся как Богородицыно ликование (Успенский, 1971, с. LXX). Аналогич­
ное в принципе толкование отмечается и у греческих певцов (Возне­
сенский, I, с. 103; Преображенский, 1924, с. 37).
Ср. полемические возражения против глоссолалических попевок — в частности, «хабув» и «аненаек» — в «Мусикии» Иоанникия
Коренева (второй пол. XVII в.): «могутъ ли ангели съ тобою пьти твои
axamu, абувы въ церкви», «еда ли Богъ послушаеть твоихъ абувъ, ха5 7

бувъ, ахатей,

аненайковъ»

и т. д. (Смоленский, 1910, с. 48-49, ср. с. 37

и сл.).
Ориентация древнего церковного искусства на Бога, а не на че­
ловека проявляется и в архитектуре (ср.: Иоффе, 1944, с. 238-239;
Успенский, 1976а, с. 38). Это не всегда учитывают реставраторы, кото­
рые могут исходить в своей работе из новых эстетических принципов.
Так, реставраторы Дмитровского собора во Владимире в 1837-1839 гг.
уничтожили пристройки к этому собору на том, в частности, основа­
нии, что на внешних стенах основного здания храма, закрытых при­
стройками, находились барельефы, недоступные для восприятия. Ме­
жду тем, исследования недавнего времени показали, что эти пристрой­
ки были построены более или менее одновременно с основным зданием
(Воронин, I, с. 420-421). То обстоятельство, что соответствующие изо­
бражения не были доступны для восприятия, не смущало, очевидно,
древнего художника: его интересовало, в первую очередь, не воспри­
ятие, а выражение, и сам факт наличия изображения имел объектив­
ный смысл, в принципе не зависящий от воспринимающего субъекта.
5 8