Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
на ся царскаго имени; восхоте по римске именоватися император» и де­
лал отсюда вывод о сатанинской природе Петра (Кельсиев, IV, с. 253);
в 1855 г. старообрядец федосеевского согласия И. М. Ермаков показал
на следствии: «Императором Александра Николаевича не признаю,
а признаю его царем. Титул же императорский . . . Петром великим
заимствован от нечестивого сатанинского папы Римского. Титул им­
ператор значит Перун, Титан или Дьявол» (там же, I, с. 220).
Между тем Сумароков в «Слове похвальном о Государе Им­
ператоре Петре Великом. . .» (1759 г.) писал, что до Петра «учить­
ся языкамъ народовъ не православного закона почиталося суевьрами
учиться безбожш: а во дни Петра Великаго Латинской языкъ, кото­
рый суевьрами для раздельшя Римской съ Греческою nepKoeiio проклятымъ почитался, сами духовныя зная, а помошдю онаго въ учеши
просвьщаяся, посреди храмовъ Вышняго слово Бож1е проповъдывали» (Сумароков, II, с. 222-223).
3 2

3 3

В дневнике С. Маскевича сообщается (под 1611 г.) о боярине,
который т а й н о учил латинский и немецкий языки: боярин Федор
Головин рассказал Маскевичу, «что у него был брат, который имел
большую склонность к языкам иностранным, но не мог учиться им;
для сего тайно держал у себя одного из немцев, живших в Москве;
нашел также поляка, разумевшего язык латинский; оба они приходили
к нему скрытно в русском платье, запирались в комнате и читали
вместе книги латинские и немецкие» (Устрялов, I, с. 55-56).
3 4

В Привилегии на Академию, составленной в 1682-1685 гг. и вру­
ченной царевне Софье Алексеевне 25 января 1685 г., изучение ино­
странных языков строго ограничивалось рамками учреждаемого учи­
лища: под страхом конфискации имущества воспрещалось учить язы­
ки самостоятельно (ДРВ, VI, с. 409). Итак, изучение иностранных язы­
ков даже и с учреждением специальных училищ продолжает рассма­
триваться как опасное дело, требующее крайней осторожности.
3 5

По свидетельству Георгия Давида, в 1686 г. иезуиту Шмиту
(Ioannes Schmid) грозило изгнание именно за то, что он учил бояр­
ских детей латыни «дабы с латинской грамотой не внедрилась и ла­
тинская вера» («ne cum litteris et latinam instillet Religionem» — Да­
вид, 1965, с. 46). Соответственно, Федор Поликарпов, издавая в 1701 г.
славяно-греко-латинский букварь считает нужным предупредить чи­
тателя: «Аще же и римская, просто латшская писмена симъ пропеча­
тана зрятся, и т а не ко в р е д у » (Поликарпов, 1701, предисловие,
л. 3 об.); букварь этот был составлен по распоряжению Петра (см. там
же, л. 3).
3 6

Возможно, именно этот эпизод имеет в виду Самуил Коллинз,
который сообщает, что в 1560 г. в Москве было организовано училище