Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
язык есть язык еретический, поскольку Бог не говорит на этом язы­
ке» («De domste Russen seggen: de Latijnse tael is een ketterse tael, wyl
Godt die niet spreeckt» — Витсен, 1966-1967, с. 446). Это высказывание,
по-видимому, следует понимать именно в том смысле, что латинский
язык неадекватно передает то, чему учит Христос.
Ср. противопоставление греческого и церковнославянского язы­
ков, с одной стороны, и латинского языка, с другой, у Захарии Копыстенского в его предисловии (1623 г.) к переводу толкований Зла­
тоуста на послания апостола Павла: греческий и церковнославянский
признаются здесь языками, адекватно выражающими православную
богословскую мысль, тогда как латинский язык, по мнению Захарии
Копыстенского, не способен передать содержание такого рода. «Ма­
ет .. . языкъ Славенск1й таковую в собь силу и зацность, же языку
Грецкому якобы природне согласуетъ, и власности его съчиняется», —
пишет здесь Захария Копыстенский, ссылаясь, в частности, на сход­
ство в образовании сложных слов, а также в системе склонения. —
«Отколь беспечньйшая есть речъ и увьренньйшая фшософпо и •6-еолопю Славенским языком писати и з Грецкаго переводити, ньжли
Латшскимъ: который оскудный есть, же такъ реку до трудныхъ высокихъ и Богословныхъ речШ недоволный и недостаточный» (Титов,
1916-1918, Прилож., с. 74).
2 2

2 3

Аргументация превосходства церковнославянского языка над
латынью восходит здесь к сказанию «О писменех» черноризца Храбра,
очень популярному у русских книжников XV-XVII вв. См. подробнее
ниже, примеч. 41.
Любопытно, что в дальнейшем этот же Лукьян Голосов славит­
ся своим знанием латыни (см.: Витсен, 1966-1967, с. 176-177, 211, 221;
Рейтенфельс, 1905, с. 98-99); при этом Рейтенфельс указывает, что
познания в латыни принесли Голосову «много беспокойства и несча­
стья» (с. 160). С 1653 г. Лукьян Голосов является дьяком Патриар­
шего разряда, т. е. служит под непосредственным началом Никона; в
1680-е гг. он сочиняет вирши в духе Симеона Полоцкого; несомненно,
таким образом, что он становится в конце концов приверженцем нико­
новских культурных реформ. См. о нем: Богоявленский, 1946, с. 247;
Веселовский, 1975, с. 122-123; Панченко, 1973, с. 110-111.
2 4

2 5

Эти высказывания дошли до нас в составе «Дела по доносу чер­
неца Саула на бояр Ивана Васильевича Засецкого, на Луку Тимофее­
ва, сына Голосова, да Благовещенского собора на дьячка Константина
Иванова, что они к нему в келью приходили и про еретичество говори­
ли» (см. об этом деле: Соловьев, V, с. 491-492; Макарий, XI, с. 134-136;
Харлампович, 1914, с. 135-136).
Ср. в этой связи челобитную Стефана Вонифатьева от 10 октября
1650 г. с просьбой сослать в монастыри учеников Греко-Латинской