Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
доступно и встреча с ними невозможна, о них говорят так, как если
бы они переместились в другое время.
Не менее показательна, вместе с тем, возможность употребления
«praesens historicum» по отношению к прошедшим событиям, когда
мы мысленно переносимся в прошлое, координируя наше сознание с
другой действительностью — с тем состоянием, о котором идет речь.
Ср. замечание Пушкина (в отрывке из автобиографических за­
писок): «Михаил Орлов в письме к Вяземскому пенял Карамзину, за­
чем в начале Истории не поместил он какой-нибудь блестящей гипо­
тезы о происхождении славян, т. е. требовал романа в истории — ново
и смело!» (Пушкин, XII, с. 306; ср.: Пушкин, XI, с. 57). Пушкин имеет
в виду письмо М. Ф. Орлова к П. А. Вяземскому от 4 июля 1818 г.,
где Орлов писал по поводу «Истории государства Российского» Ка­
рамзина: «И все вышеприведенные происшествия от Рюрика до Игоря
совершились в полвека варварского столетия!!! — или сие есть исто­
рическое чудо, или должно было оное объяснить единственным сред­
ством, представленным писателю, т. е. блестящею и вероятною гипоте­
зою прежнего нашего величия» (Вильде, 1954, с. 567). Текст истории
предстает, таким образом, как результат творческого воображения —
текст истории творится историком, подобно тому, как литературное
произведение создается писателем.
1 3

1 4

Конечно, вера в этом смысле не противопоставляется знанию,
но признается определенной его разновидностью.
1 5

Для нас важно в данном случае подчеркнуть сходство между
восприятием иконы и восприятием истории, но, разумеется, здесь есть
и существенное отличие. В самом деле, восприятие иконы предполага­
ет установление онтологической связи между образом и первообразом;
предполагает, далее, что энергия первообраза присутствует в изобра­
жении. Если мы будем так же считать, что прошлое онтологически
связано с настоящим и что энергия прошлого проникает в настоя­
щее, — мы будем иметь дело, очевидно, не с историческими, а с кос­
мологическими представлениями.
1 6

Реальность сна может противопоставляться реальности яви пре­
жде всего потому, что картины сна — в отличие от картин яви — не
связаны друг с другом; иначе говоря, разные сны не складываются в
один сюжет. Просыпаясь, мы каждый раз оказываемся в том же мире,
в котором находились перед тем, как заснуть, т. е. как бы возвраща­
емся к прерванной жизни, к прерванной сюжетной нити. Если бы, за­
сыпая, мы также возвращались к прерванному сну, т. е. если бы один
и тот же сон последовательно продолжался каждую ночь — подобно
тому, как последовательно каждый день продолжается жизнь — явь и