Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
этом плане переход от «многогласия» к «единогласию» и одно­
временно от «хомового» (или «наонного») пения к «наречному».
Практика многогласия предполагает одновременно ведение в
одном и том же помещении нескольких служб, т. е. произнесение
нескольких текстов одновременно . Возникновение этой прак­
тики обусловлено стремлением произнести в с е тексты, пред­
писываемые церковным уставом; понятно, вместе с тем, что та­
кого рода практика никак не способствует в о с п р и я т и ю этих
текстов. Что же касается хомового пения, которое противопо­
ставляется пению наречному, то в этой певческой манере о и е
могут произноситься на месте этимологических еров (бывших
звуков 5 и ь) не только в сильной, но и в слабой фонетической
позиции, где еры давно у ж е и с ч е з л и . Так, например, слова
«Христос», «Спас», «днесь» и т. п. могут произноситься в пе­
нии Xpucmoco, Conaco, денесе, поскольку в этих словах были
когда-то еры: произношение Xpucmoco отражает старую форму
Христосъ, произношение Conaco — старую форму Съпасъ, про­
изношение денесе — старую форму дьнъсь и т. д. и т. п. Такого
рода произношение, естественно, очень затрудняет восприятие
текста.
В середине XVII в. многогласное пение сменяется единоглас­
ным и хомовое пение — наречным (т. е. произношение слов в
церковном пении перестает отличаться от произношения в чте­
нии — начинают петь «на речь», т. е. как говорят и читают).
Характерно, что это вызывает ожесточенную п о л е м и к у , осо­
бенно же знаменательно то обстоятельство, что оба явления мо­
гут объединяться в культурном сознании (см., например: Рогов,
1973, с. 81, 87-91).
Действительно, эти явления определенным образом связаны:
как переход от многогласия к единогласию, так и переход от хо­
мового пения к наречному, обусловлен, в сущности, ориентацией
на восприятие, предполагает конвенциональное отношение к са­
кральному знаку. В обоих случаях можно усмотреть переход от
внутренней по отношению к храмовому действу точки зрения к
внешней.
В самом деле, в условиях многогласия принципиальное зна51

52

53