Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
правила ни в коем случае не может с л у ж и т ь основанием д л я
исправления Богооткровенного текста.
По средневековым представлениям мир — это книга, т. е.
текст, воплощающий в себе Божественный смысл. Символом ми­
ра является книга, а не система правил, текст, а не модель. Ме­
жду тем, грамматика задает именно модель мира; как всякая
модель, она позволяет порождать тексты, заведомо л о ж н ы е по
своему содержанию. На этом основании и на Западе в средние
века могли ассоциировать латинскую грамматику с дьяволом —
в частности, на том основании, что грамматика учит склонять
слово «Бог» во множественном числе, тогда как Бог один; итак,
применение грамматических правил порождает мысль о много­
божии, т. е. приводит к ереси (см., в частности, рассуждения
Петра Дамиана: Минь, PL, CXLV, стлб. 695). К а к писал Гри­
горий Великий, «недостойно слова небесного откровения под­
чинять правилам Доната» («indignum vehementer existimo, ut
verba coelestis oraculi restringam sub regulis Donati» — Минь, PL,
LXXV, стлб. 516).
Совершенно так же мотивируют протесты против грамма­
тики и старообрядцы. Так, например, инок Савватий в чело­
битной царю Алексею Михайловичу (1660-х гг.) протестует про­
тив действий никоновских справщиков, которые последователь­
но изменяют во 2-м лице единственного числа — при обраще­
нии к Богу — аористную форму бысть на былъ ecu с тем,
чтобы избавиться от омонимии форм 2-го и 3-го л и ц а . По
словам Савватия, «сами справщики совершенно грамматики не
умьютъ, и обычай и м ь ю т ъ тою своею мелкою грамматикою Бо­
га опредьляти мимошедшими времены [т. е. прошедшими вре­
менами], и страшному и неописанному Божеству его, гдь не дов л ь е т ъ , лица налагаютъ» (Кожанчиков, 1862, с. 22-23); иначе
говоря, Савватий обвиняет никоновских справщиков в том, что
те подчиняют образ Бога условной грамматической схеме (пред­
ставлению о временах и лицах, обусловленному грамматикой).
42

Напротив, новообрядцы подчеркивают условность всякого
выражения, всякой грамматической формы. Характерна в этом
смысле полемика Симеона Полоцкого и протопопа Л а з а р я . Ла-