Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
чтобы они обратились в православие (Поликарпов, 1704, л. 6
первой п а г и н а ц и и ) .
Итак, языки и вообще семиотические способы выражения
могут быть православными и неправославными. В предельном
случае они могут быть еретическими, и эти еретические язы­
ки в идеале противопоставлены «ангельскому я з ы к у » , о кото­
ром говорит протопоп Аввакум (также обсуждая тему изуче­
ния иностранных языков). Аввакум при этом отрицательно от­
носится и к греческому языку, поскольку полагает, что греки
повреждены в православии. Обращаясь к царю Алексею Михай­
ловичу, Аввакум писал (в толковании на Псалтырь): «Вьдаю
разумъ твой; умъешь многи языки говорить: да што в том при­
были? . . . Воздохни-тко по старому, к а к ъ . . . бывало, добренько,
да рцы по рускому языку: „Господи, помилуй мя грьшнаго!" А
кирзелеисон-отъ [т. е. XVQIE ёХепстоу] оставь: так елленя [т. е. еллины, греки] говорятъ: плюнь на нихъ! Т ы , в ь д ъ , Михайлович,
русакъ, а не грекъ. Говори своимъ природнымъ языкомъ; не
уничижай ево и в церкви, и в дому, и в пословицах. К а к ъ насъ
Христосъ научилъ, т а к ъ и подобаетъ говорить. Л ю б и т ъ насъ
Богъ не меньше греков; предал нам и грамоту нашимъ языкомъ
Кириломъ святымъ и братомъ его. Чево же намъ еще хощется
лутче тово? Развь я з ы к а ангельска? Д а н ь т ъ , нынь не д а д у т ъ ,
до общаго воскресешя» (Аввакум, 1927, стлб. 4 7 5 ) .
37

38

Ангельский я з ы к — это язык райского общения, на земле
он невозможен («не дадут до общего воскресения»). Но церков­
нославянский язык, по мнению славянских книжников, приво­
дит к Богу. «Аще человькъ чтетъ книги пр1ятно, а д р у п и при­
л е ж н о слушаетъ, то оба с Богомъ бесьдуютъ», — читаем мы в
предисловии к служебнику и требнику Дионисия Зобниновского
1630-х гг. ( Р Г Б , ф. 163, JV* 182, л. 2 об.); совершенно так же Иван
Вишенский писал в своей « К н и ж к е » , что «словенский я з ы к . . .
ест плодоносньйший от всьх языков и Богу любимший: понёж
. . . простым прилежным читанием . . . к Богу приводит» (Иван
Вишенский, 1955, с. 2 3 ) .
Не менее показательно, что по заявлению славянских
книжников на церковнославянском языке вообще невозможна
39