Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
еле учреждения Славяно-греко-латинской академии, в которой
по первоначальному плану предполагалось обучать греческо­
му, латинскому и польскому языкам ( Д Р В , VI, с. 411) — яв­
но по образцу школ Юго-Западной Р у с и . Тем не менее, поль­
ский язык здесь вообще не преподавался, а преподавание ла­
тыни вскоре было прекращено и повлекло за собой ссылку бра­
тьев Лихудов; в результате латынь не преподавалась в академии
вплоть до специального указа Петра I от 7 июля 1701 г. о том,
чтобы завести здесь «учения латинская» (Смирнов, 1855, с. 37,
39, 80; Д Р В , XVI, с. 302; Алексеев, 1862, с. 8 8 ) . Совершенно так
же, когда в 1598 г. Борис Годунов задумал учредить универси­
тет и выписать д л я этого учителей из Германии и других стран,
то духовенство воспротивилось этому, заявив, что разность язы­
ков может привести к различиям в вере (Карамзин, XI, с. 53 и
примеч. 126; Устрялов, I, с. 1 8 ) .
34

35

36

Особенно знаменательно в этой связи позднейшее свидетель­
ство Антиоха Кантемира (в примечаниях к первой редакции
1-й сатиры): «Неоднократно слова сш слышаны отъ многихъ,
что какъ языки и обычаи чужестранные мы стали употреблять,
то сталъ у насъ недородъ хльба» (Кантемир, I, с. 198). Итак,
предполагалось, что изучение иностранных языков вызывает
гнев земли!
В этих и подобных свидетельствах звучит характерное убе­
ждение, что невозможно прибегать к ч у ж д ы м средствам выра­
жения, оставаясь в пределах собственной идеологии: в частно­
сти, невозможно говорить на таком «неправославном» языке,
как татарский, воспринимаемый как средство выражения му­
сульманства, или латынь, воспринимаемый как средство выра­
жения католичества, и оставаться при этом чистым в отношении
православия. Вполне последовательно в этом смысле мнение Фе­
дора Поликарпова (высказанное в «увещательном извещении и
преетежении», которым открывается его «Лексикон треязычный» 1704 г.), что знание церковнославянского я з ы к а позволяет
иноземцам приходить в благочестие, и что иностранцев, приез­
жающих в Россию, необходимо обучать этому языку — с тем,