Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
1705 г. тот же иеродиакон Дамаскин писал новгородскому ми­
трополиту Иову: «Аще хощеши и божественнаго писания насладитися многих и божественных книг, благоволи сыскати себь
греческихъ преводниковъ и писцовъ, и увидиши чудо преславно, узриши бо, к о л и к а я полнота писанШ обрьтается на еллинскомъ я з ы к ъ , и нъсть намъ н у ж д ы до латинниковъ никоеяже,
мощно и премощно намъ быти безъ нихъ: всуе льстять насъ они;
не Богъ ихъ посылаетъ на насъ, но сатана — на прельщеюе, а
не на и с п р а в л е т е » (Образцов, 1865, с. 94; ср.: Яхонтов, 1883).
Итак, латинский я з ы к , подобно латинскому учению, прямо свя­
зывается с дьяволом. Соответственно, в анонимном старообряд­
ческом сочинении 1710 г. (написанном, вероятно, Кузьмой Ан­
дреевым), направленном против Петра I, утверждается, что бе­
совская сущность Петра — он рассматривается здесь как Ан­
тихрист — проявляется в том, что он подписывает свое имя по
л а т ы н и . « . . . Я к о ж ъ в ъ тайныхъ к ъ имени Icy сову прилогъ лу­
кавый я в л я е т ъ инаго 1исуса, — говорится в этом сочинении, —
тако и въ явныхъ к ъ имени Петрову новоприложенное его латынское имя, указующее сьдящаго въ немъ и на немъ преисподняго бьса», т. е.: как одна буква, приложенная к имени Исус,
я в л я е т «инаго Иисуса», не Христа, а А н т и х р и с т а , так и ла­
тинское имя, приложенное к имени Петр, изобличает беса, си­
дящего в носителе этого имени (Смирнов, 1909а, с. 6 9 1 - 6 9 2 ) .
Еще Татищев свидетельствовал в «Разговоре двух приятелей о
пользе науки и училищ» (1730-х гг.), что многие « у ч е т е ч у ж и х ъ
я з ы к о в ъ , особливо латинскаго, поставляютъ въ гръхъ» (Тати­
щев, 1979, с. 9 9 ) .
29

30

31

32

В свою очередь, приверженцы латинского я з ы к а обвиняют
своих противников в невежестве, в темноте; их оппоненты как
бы принимают это обвинение, з а я в л я я , что полезнее не учиться
грамматике, риторике и т. п., но «в простоте Богу угождати».
Не случайно, по свидетельству Котошихина, царевичей на
Руси не обучали иностранным я з ы к а м — несомненно, потому,
что это считалось делом опасным в конфессиональном отно­
шении (Котошихин, 1906, с. 1 7 ) . Замечательно, что такое же
отношение к изучению иностранных языков сохранялось и по33