Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
случае языковое выражение выступает как нечто условное (кон­
венциональное), а в другом — как интимно связанное с самим
содержанием.
В свою очередь, Евфимий и другие грекофилы выступают с
лингвистическими трактатами, обосновывающими неправосла­
вие латинского я з ы к а — именно я з ы к а как такового, а не тек­
стов на этом языке! — и, соответственно, вредность его изуче­
ния. Т а к , Евфимий пишет посвященное этому вопросу «Рассу­
ждение — учитися-ли нам полезнее грамматике, риторике . . .
или, и не учася сим хитростем, в простоте Богу угождати . . .
и котораго я з ы к а учитися нам, славяном, потребнее и полезншее — латинскаго или греческаго» (1684-1685 гг.); в упрек ла­
тинскому языку здесь, между прочим, ставится то обстоятель­
ство, что на нем «растленно» произносятся сакральные имена:
«Самаго Сына Бож1я спасительное имя 1исусъ глаголют 1езусз,
святыхъ имена — Михаель, Дангелъ, Израелъ, Измаелъ,
Иерузалемъ, Грегоръ; всьхъ же стыдншее — святаго многострадальнаго праведнаго 1ова зовутъ срамно 1об...» (Сменцовский, 1899,
прилож., с, X V ) . Евфимий утверждает, что изучение латыни
приводит к отпадению от православия: «Праучившися латинь,
быша мало не вси ушаты; рьдцш осташася православши» (там
же, с. XXV). Т а же мысль проводится и в другом трактате ана­
логичного содержания, написанном приблизительно в то же вре­
мя: «Довод вкратце, яко учение и язык еллиногреческий наипа­
че нужно потребный, нежели латинской язык и учения, и чем
пользует славенскому н а р о д у » . Здесь сообщается, что право­
славная вера «вредится» латинским языком: «А бьлоруси хотя
и учатся латинскимъ языкомъ скудости ради греческаго учен!я
(кромь Лвова, что учатся гречески), однакожде припоминати
надобно, что м а л а я часть изъ т ь х ъ во унью не п а д а ю т ъ , а и т ь ,
что не падаютъ, познавается въ нихъ останки е з у в и ч е с ш я . . . »
(Каптерев, 1889, с. 96 , 9 4 ) .
2 6

27

28

Полемизируя с Гавриилом Домецким, чудовский иеродиакон
Дамаскин у т в е р ж д а л (в 1704 г.): «Если учитель церковный зна­
ет только латинский язык, нельзя назвать его совершенно ис­
кренним сыном восточной церкви» (Яхонтов, 1883, с. 88-89). В