Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
например, Л у к ь я н Тимофеевич Голосов (впоследствии думный
дьяк Посольского приказа) говорил: « К т о де по латыни научит­
ся, и тотъ де с ъ п р а в а г о п у т и с о в р а т и т с я » , прибавляя
не без гордости, что ему «латинской я з ы к ъ незнакомъ, и м н о п я
въ немъ [в этом языке] ереси»; некоему попу Степану, занимав­
шемуся латынью у Арсения Грека, родные и друзья настоятель­
но рекомендовали: «Перестань де учиться по латыни, дурно де;
а какое дурно, того не сказали» — и тот, действительно, учиться
перестал и грамоту изодрал; между тем, в 1649 г. московский поп
Фома советовался с дьячком Константином Ивановым: « С к а ж и
де пожалуй, к а к ъ де быть, д ь т и де его духовные отъ него про­
сятся въ Юевъ учиться по латыни. И онъ де Костя молвилъ
ему: не отпускай де Бога ради, Б о г ъ д е н а т в о е й д у ш ь
т о г о в з ы щ е т ъ » (Каптерев, 1913, с. 145-146, примеч. I ) .
2 4

2 5

Во второй половине XVII — начале XVIII вв. — у ж е по­
сле раскола русской церкви — отношение к латинскому язы­
ку вызывает в новообрядческой среде активную полемику вели­
корусской и югозападнорусской партии (так называемых «грекофилов» и «латиномудров»). Д л я нас существенно то обстоя­
тельство, что в этой полемике в а ж н а я роль уделяется лингви­
стическим вопросам, а именно споры идут о возможности пе­
редачи на латыни православного учения. Так, полемизируя с
чудовским иноком Евфимием, Сильвестр Медведев писал в сво­
ей книге «Манна хлеба животнаго» (1687 г.), что ему кажется
странным благоговение перед греческим языком, «аки бы Богъ
на томъ языць такую силу п о л о ж и л ъ , еже никто м о ж е т ъ т ь м ъ
языкомъ ересь писати». Медведев спрашивает: «Аще бы правед­
но было съ латинскихъ книгъ Евангелде или Апостолъ преведены, подобало-ли бяше имъ вьрити или не подобало?» (Прозо­
ровский, 1896, с. 528, 519). В 1704 г. аналогичным образом поле­
мизирует с иноком Евфимием и Гавриил Домецкий (Яхонтов,
1883, с. 88; Сменцовский, 1899, с. 335). В этой полемике отче­
тливо проступает принципиальная разница в самом отношении
к языку, когда д л я одной стороны язык является просто сред­
ством передачи мысли, а д л я другой он выступает прежде всего
как средство выражения Богооткровенной истины, т. е. в одном