Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
тиохийский патриарх Макарий, его специально предостерегали,
чтобы он «отнюдь не говорил по-турецки». « Б о ж е сохрани, —
заявил царь Алексей Михайлович, — чтобы такой святой муж
осквернил свои уста и язык этой нечистой речью» (Павел Алеппский, III, с. 20-21). Такое же в общем отношение было и к латин­
скому языку. «Латынскаго я з ы к а вседушне диавол любит», —
утверждает Иван Вишенский в «Зачапке мудраго латынника з
глупым русином» (Иван Вишенский, 1955, с. 194). Характерен
эпизод в полемике патриарха Никона с газским митрополитом
Паисием Лигаридом; когда Паисий начал возражать Никону по
латыни, Никон воскликнул: «Рабе лукавый, от уст твоих сужду
тя, яко неси православен, понеже и языком латинским блядословиши нас» (Гиббенет, II, с. 61, примеч. 1, ср. т а к ж е с. 4 3 6 ) .
20

Латинский язык воспринимается как типичный еретический
язык, который по самой своей природе искажает содержание
христианского у ч е н и я : невозможно в ы р а ж а т ь с я на латыни,
оставаясь православным, и напротив, — д л я того, чтобы быть
православным, необходимо принять православный же способ
выражения, т. е. обратиться к греческому или к церковносла­
вянскому я з ы к у . Это отношение к латыни нашло выражение
в виршах XVII в. (предполагают, что их автором был Иван На­
седка):
21

22

И латынскую грамоту свою [католики] всех болши похваляют.
И глаголют про нея, яко всех мудряе,
Мы же глаголем: несть латыни зляе.
Паче же реши, не от свята мужа грамота их сотворена,
Но от поганых и некрещеных еллин изложена
Наша же словесная грамота от свята мужа сотворенна,
Яко цвет от всех трав произбранна,
И болгаром и нам словяном преданна,
Дабы всякая христианская душа к заповедей Господним
приведена.
(Былинин и Грихин, 1987, с. 378)

23

Неудивительно поэтому, что появление в Москве киевских
монахов, которые в 1650 г. (т. е. еще до раскола) начинают
преподавать здесь латынь, вызывают энергичный протест. Так,