Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
за форму, она не моя, она мне в принципе безразлична. Если
же я говорю, мне в а ж н о к а к м о ж н о более адекватно выразить
содержание, облечь значение в форму: содержание д л я меня во­
обще не существует вне в ы р а ж е н и я , и психологически в а ж н о
выбрать именно правильный — наиболее адекватный — способ
выражения. Тем самым, безразличие к форме может означать
в этом случае безразличие к содержанию.
При желании мы могли бы считать, что я з ы к всегда высту­
п и т каж. суедстш каш^уюншцга.. Но при. этом, в случае сакраль­
ного текста мы можем представить процесс коммуникации сле­
дующим образом: Бог как отправитель сообщения — текст —
человек как получатель сообщения. Тогда отношение между Бо­
гом как творцом Богооткровенного текста и самим этим текстом
определяет его неконвенциональность; отношение же между че­
ловеком как воспринимающим субъектом и текстом определяет
установку на восприятие, т. е. конвенциональное отношение к
языковому знаку.
Старообрядцы при этом сохраняют то отношение к знаку,
которое было принято в Московской Руси. Между тем, новообрядцы в большой степени оказываются под влиянием поль­
ской барочной культуры (поскольку среди новообрядцев было
много выходцев из Юго-Западной Руси). Таким образом, кон­
ф л и к т между старообрядцами и новообрядцами предстает как
конфликт между восточной и западной культурной традицией.

* * *
Разумеется, столкновение великорусской и югозападнорусской традиции начинается еще до раскола, в первой половине
XVII в., но именно в середине XVII в. оно принимает наибо­
лее отчетливые и явно выраженные формы. Вот только один
эпизод. В 1627 г. украинский проповедник Кирилл Транквиллион Ставровецкий привез в Москву свое «Учительное еван­
гелие» (сборник проповедей), которое он хотел здесь опубли­
ковать. Книга была отдана на рассмотрение двум известным
московским книжникам — игумену Илие и справщику Ивану
Наседке (впоследствии принимавшему участие в переиздании