Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
значение имела публикация исправленного Служебника в 1655 г.
Существенно, что никоновские реформы не касались содержа­
ния, догматики — они касались формы; тем не менее, они вызва­
ли необычайно резкую реакцию, поскольку форма и содержание
принципиально отождествлялись в традиционном культурном
сознании.
Характерным примером я в л я е т с я изменение в сложении пер­
стов при крестном знамении: двуперстие заменяется на троепер­
стие. Разницы здесь по существу нет никакой, поскольку как
в том, так и в другом случае в ы р а ж а е т с я как символика тро­
ичности (знаменующая Троицу), так и символика двоичности
(знаменующая две природы Христа — Божественную и челове­
ческую); но в принятом ранее способе сложения перстов идея
Троицы передавалась сочетанием большого пальца с безымян­
ным и мизинцем, а идея Богочеловечества — сочетанием ука­
зательного и среднего пальцев, между тем как в новом способе
перстосложения идея Троицы передается сочетанием большого,
указательного и среднего пальцев, а идея Богочеловечества —
сочетанием безымянного пальца с мизинцем. При этом нет ни­
каких указаний на то, что какие-то пальцы считались вообще
более в а ж н ы м и , семиотически маркированными. Итак, с точ­
ки зрения выражаемого содержания здесь нет никакой разни­
цы, однако именно это обрядовое нововведение послужило нача­
лом раскола: двуперстие стало символом приверженности старо­
му обряду, и массовые самосожжения продемонстрировали вер­
ность этому принципу. Когда в 1666 г. был созван Вселенский
собор с участием восточных православных патриархов (Паисия
александрийского и Макария антиохийского), который высту­
пил в защиту никоновских нововведений, перед судом патриар­
хов предстал протопоп Л а з а р ь , который предложил обратиться
к Божиему суду д л я того, чтобы выяснить, какой обряд явля­
ется подлинным, истинно православным. «Повелити ми идти на
судьбу Б о ж и ю во огонь», — заявил он; если я сгорю, — говорил
Л а з а р ь , — то значит новый обряд хорош, если же уцелею, то
значит старый обряд я в л я е т с я истинно православным обрядом
(Субботин, VI, с. 2 4 4 ) . Патриархи не решились на это испыта4