Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
1 3

Характерен в этом смысле эпизод из «Гистории о Василие Ко­
рнетском». Когда Василий попадает на разбойничий остров и его вы­
бирают атаманом, он вынужден п р и т в о р и т ь с я колдуном: «И Василей нарошно предъ ними [разбойниками], якобы что знаетъ вол­
шебное, взявъ два замка болшш, привезалъ къ ногамъ своимъ и око­
ло всьхъ разбойниковъ обежалъ, заговаривая имъ оруж1я» (Майков,
1880, с. 8-9). Особенно часто вообще предания о разбойниках связаны с
мотивами заговаривания пули и заговаривания кладов — и то и другое
предполагает посредничество нечистой силы. В поверьях о разбойни­
чьих атаманах последние предстают как колдуны или же «заложные»
покойники, т. е. как лица, так или иначе связанные с нечистой силой,
или даже непосредственно как представители нечистой силы; равным
образом и Суворов в фольклорных текстах, подобно Разину, Пугаче­
ву и т. п., просит схоронить его на распутье, где хоронят колдунов и
«заложных», и о нем рассказывают, что он не умер, а сидит в горе —
так же, как Разин, Мазепа, Гришка Отрепьев или Ванька Каин, —
с тем, чтобы выйти перед Страшным судом (ср., наконец, былинный
образ Соловья-Разбойника, явно ассоциирующийся с мифологическим
Змеем и нечистой силой). Весьма показательна и былина «Бунт Ильи
Муромца против Владимира», где Илья Муромец стреляет по цер­
ковным маковкам и крестам; это объясняется тем, что «казаку» Илье
Муромцу приписываются черты казачьего, т. е. воровского поведения,
которое часто бывает кощунственным (ср. у Кирши Данилова: «ста­
нишники по нашему рускому разбойники»). Соответствующее воспри­
ятие разбойников нашло отражение в разнообразных быличках; ср.,
например, быличку, записанную П. Г. Богатыревым: во время крест­
ного хода разбойники оголяют зады и задом кланяются иконам, кре­
стьяне стреляют в них, но пуля их не берет, так как атаман заговорил
их; кощунственное анти-поведение предстает при этом как поведение
колдовское (см.: Богатырев, 1916).