Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
что в Древнем Египте акробаты принимали п е р е в е р н у т о е
положение — головой вниз — в похоронном ритуале, так же
как и в религиозных церемониях: перевернутое положение,
по-видимому, символизирует при этом именно приобщение к
потустороннему м и р у . Таким образом, поведение скоморо­
хов генетически связано, можно думать, с сакрализованным
анти-поведением; традиция анти-поведения сохраняется в дан­
ном случае при утрате культовых функций. Отсюда объясняет­
ся ассоциация скоморохов и колдунов при том, что это, вооб­
ще говоря, явления разного порядка. В Киевской Руси скоморо­
шество может в какой-то мере ассоциироваться с византийской
придворной культурой и на этом этапе, видимо, еще достаточно
отчетливо отличается от языческих игрищ; тем более характер­
но, что в дальнейшем — с исчезновением язычества — борьба
со скоморошеством ведется именно под знаком борьбы с языче­
ством, т. е. скоморошеству усваивается, в сущности, религиоз­
ный с м ы с л . Таким образом, традиционное анти-поведение ско­
морохов определяет восприятие их как носителей антихристиан­
ского начала, т. е. актуализацию связей со сферой сакрального.
10

11

Наконец, анти-поведение приписывается и разбойникам, и
это объясняется тем, что разбойники (в особенности разбойни­
чьи атаманы) т а к ж е определенным образом ассоциировались с
колдунами — в них видели именно чародеев, спознавшихся с
нечистой с и л о й ; генетически это связано, по-видимому, с са­
кральными свойствами золота и богатства в славянском язы­
честве (ср. этимологическую связь слов бог и богатый), опре­
деляющими представление о магических способах обогащения
(ср. такое же в точности отношение к кладоискателям и к тем,
кто занимается «бугрованием», т. е. раскопкой древних курга­
нов; см.: Успенский, 1982, с. 56 и сл.; Покровский, 1 9 7 9 ) . По­
казательно, что патриарх Никон запретил исповедовать и при­
чащать разбойников, явно относясь к ним как к колдунам, т. е.
разбойники, как и колдуны, обречены были на смерть без по­
каяния (Ундольский, 1982, с. 209). Несомненно, и сами разбой­
ники находились в кругу тех же представлений, и их образ дей­
ствий может представлять собой вполне осознанное и нарочитое
12

13