Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
как предсуществующий каркас, к которому, так сказать, пригна­
на вселенная и в рамках которого происходит развитие событий.
Напротив, циклическое время не гомогенно, качественно разно­
родно, оно вообще не мыслится отдельно от событий, которыми
оно наполняется, — в противном случае цикличность времени
никак не могла бы п р о я в л я т ь с я . В первом случае развитие
событий происходит на фоне времени: одни события порожда­
ются другими, и время как таковое безучастно по отношению
к этому процессу — поскольку время гомогенно, качество вре­
мени никак не сказывается на характере происходящего. В дру­
гом случае события и время оказываются взаимно связанными
самым непосредственным образом: поскольку время качествен­
но разнородно, качество времени так или иначе сказывается на
происходящем, определяя конкретную реализацию событийно­
го текста — конкретные формы бытия; итак, время определяет
развитие событий, события же, в свою очередь, определяют вос­
приятие времени. Время предстает при этом не как нечто пер­
вичное и имманентное по отношению к происходящему, а как то,
что неразрывно, интимно с ним связано — это, так сказать, та
форма, которая придает конкретный облик изначально задан­
ному содержанию. Можно сказать, что в первом случае время
предстает к а к априорное у с л о в и е существования, во втором
же случае — как ф о р м а существования .
60

61

Итак, время может мыслиться как нечто абстрактное и лишь
внешним образом связанное с миром, т. е. условная масштабная
сетка, априорная схема, с которой соотносятся происходящие
события; или же, напротив, как нечто конкретное и в принци­
пе неотъемлемое от меняющегося мира и происходящих в нем
событий. В одном случае время составляет фон этих событий,
в другом же случае оно, собственно, и состоит из событий, оно
является как бы материей, наполняемой с о б ы т и я м и . В первом
случае время может мыслиться отдельно от мира, как нечто в
принципе от него независимое : мир может перестать существо­
вать, но это не обязательно означает исчезновения в р е м е н и ;
во втором случае конец мира с необходимостью означает исчез­
новение времени — предполагается именно, что, если мир пре62

63

64