Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
утра и до вечера много раз он [Шапух] испытывал его, и каждый раз,
когда Аршак ступал на армянскую землю, становился надменным и
грозил, а когда ступал на местную [персидскую] землю, то выражал
раскаяние» (см.: Геворгян, 1953, с. 129-130).
Следует подчеркнуть, что понятия «армянская земля», «персид­
ская земля» здесь изоморфны понятиям «Армения», «Персия» и вос­
принимаются как метонимия лишь современным сознанием (ср. ана­
логичное употребление выражения «Русская земля» в русских сред­
невековых текстах; когда Шаляпин в заграничных странствиях возил
с собою чемодан с русской землей, она, конечно, выполняла для него
функцию не поэтической метафоры, а мифологического отождествле­
ния). Следовательно, поведение Аршака меняется в зависимости от
того, частью какого имени собственного он выступает. Отметим, что
средневековое вступление в вассалитет, сопровождаемое символиче­
ским актом отказа от некоторого владения и получения его обрат­
но, семиотически расшифровывается как перемена названия владения
(ср. распространенный в русской крепостнической практике обычай
перемены названия поместья при покупке его новым владельцем).
1 2

Отсюда, между прочим, звательная форма может выступать в
«детских словах» (nursery words) как морфологически исходная, ср.,
например, божа или бозя (т. е. «Бог») явно образованные от зв. боже
(пример сообщен С. М. Толстой). Совершенно аналогично киса может
восприниматься как производное от кис-кис и т. п.
Выделение в цитируемых текстах здесь и далее наше.
Ср. в этой связи характеристику «комплексного мышления» ре­
бенка у Л. С. Выготского в его кн. «Мышление и речь» (Выготский,
1956, с. 168 и сл.).
Якобсон, 1972, с. 98 — Ср. в этой связи слова Бога в Библии: «Я
тот же, Который сказал: вот Я!» (Ис, LII, 6, ср.: Исх., III, 14). Ср. в
Упанишадах (Брихадараньяка, I, 4.i): «Вначале [все] это было лишь
Атманом. . . Он оглянулся вокруг и не увидел никого кроме себя. И
прежде всего он произнес: „Я есмь". Так возникло имя „Я". Поэтому
и поныне тот, кто спрошен, отвечает сначала: „Я есмь", а затем на­
зывает другое имя, которое он носит» (см. изд.: Сыркин, 1964, с. 73).
Следует отметить, что слово Атман может употребляться в Упаниша­
дах как местоимение я, себя (см. комментарий А. Я. Сыркина — ук.
изд., с. 168, а также Радхакришнан. I, с. 124 и сл.).
1 3

1 4

1 5

1 6

См.: Зеленин, И, с. 88-89, 91-93, 108-109, 140.
Аналогичный тип повествования можно наблюдать и в ритуаль­
ных танцах.
С м . : Ворслей, 1967, с. 153-154. Характеризуя черты мышления
австралийских аборигенов в терминах Л. С. Выготского, автор конста1 7

18