Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
1.2. Разрушение мифологического сознания сопровождает­
ся бурно протекающими процессами: переосмыслением мифоло­
гических текстов как метафорических и развитием синонимии
за счет перифрастических выражений. Это сразу ж е приводит к
резкому росту «гибкости я з ы к а » и тем самым создает условия
развития поэзии.
2. Рисуемая таким образом картина, хотя и подтверждает­
ся многочисленными примерами архаических текстов, в значи­
тельной мере гипотетична, поскольку покоится на реконструк­
циях, воссоздающих период глубокой хронологической удален­
ности, не зафиксированный непосредственно ни в каких текстах.
Однако на ту ж е картину можно взглянуть не с диахронной, а
с синхронной точки зрения. Тогда перед нами предстанет есте­
ственный я з ы к как некоторая синхронно организованная струк­
тура, на семантически противоположных полюсах которой рас­
полагаются имена собственные и функционально приравненные
им группы слов, о которых речь шла выше (§ 1-3.1), и место­
имения, представляющие естественную основу д л я развития мифогенных моделей, с одной стороны, — и метаязыковых, — с
другой .
31

2.1. Нашему сознанию, воспитанному в той научной тра­
диции, которая сложилась в Европе от Аристотеля к Декарту,
к а ж е т с я естественным полагать, что вне двуступенчатого опи­
сания (по схеме «конкретное — абстрактное») невозможно дви­
жение познающей мысли. Однако можно показать, что я з ы к
собственных имен, обслуживая архаические коллективы, ока­
зывается вполне способным в ы р а ж а т ь понятия, соответствую­
щие нашим абстрактным категориям. Ограничимся примером,
извлеченным из книги А. Я . Гуревича «Категории средневе­
ковой культуры». Автор говорит о специфических фразеоло­
гизмах, встречающихся в архаических скандинавских текстах
и построенных по принципу соединения местоимения и имени
собственного. Соглашаясь с С. Д . Кацяельсоном, А. Я . Гуре­
вич считает, что речь идет об устойчивых родовых коллективах,
обозначаемых именем собственным . И м я собственное — знак
отдельного человека — выполняет здесь роль родового найме32