Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
воположном социальном полюсе XVIII в. Ч е р т ы его усматри­
ваются, в частности, в движении самозванчества. У ж е самая
постановка вопроса: какое имя в паре «Петр III — Пугачев»
является «истинным», вскрывает типично мифологическое от­
ношение к проблеме имени (ср. запись Пушкина: « Р а с с к а ж и мне,
говорил я Д. Пьянову, как Пугачев был у тебя посаженным от­
цом? — Он д л я тебя Пугачев, отвечал мне сердито старик, а д л я
меня он был великий государь Петр Федорович»). Не менее ха­
рактерны истории с пресловутыми «царскими знаками» на теле
Пугачева .
27

Однако едва ли не наиболее наглядный пример — знаме­
нитый портрет Пугачева из собрания московского Гос. Исто­
рического музея. К а к было установлено, портрет этот написан
безымянным художником п о в е р х портрета Екатерины I I .
Если портрет представляет в живописи параллель к собствен­
ному имени, то переписывание портрета адекватно акту пере­
именования.
Аналогичные примеры можно было бы продолжить в боль­
шом количестве.
5. Представлялось бы весьма заманчивой задачей описать
д л я разных культур области реального функционирования соб­
ственных имен, степень культурной активности этого пласта и
его отношение, с одной стороны, к общей толще я з ы к а , а, с дру­
гой, к его полярному антиподу — метаязыковой сфере в преде­
лах данной культуры.
2 8

IV.
1. Противопоставление «мифологического» я з ы к а собствен­
ных имен дескриптивному языку науки может, видимо, ассо­
циироваться с антитезой: поэзия и наука. В обычном пред­
ставлении м и ф связывается с метафорической речью и через
нее — со словесным искусством. Однако в свете сказанного
выше эта связь представляется сомнительной. Если предполо­
ж и т ь гипотетически возможность существования « я з ы к а соб­
ственных имен» и связанного с ним мышления как мифогенно-