Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ние эпохи Петра I и заданное созданной ею инерцией понимание
этой эпохи в России XVIII — нач. XIX вв.
Если говорить об осмыслении петровской эпохи современни­
ками, то бросается в глаза чрезвычайно быстро сложившийся
мифологический канон, который не только д л я последующих
поколений, но и в значительной мере д л я историков превратил­
ся в средство кодирования реальных событий эпохи. Прежде
всего следует отметить глубокое убеждение в полном и совер­
шенном перерождении страны, что естественно выделяет маги­
ческую роль Петра — демиурга нового мира.
Мудры не спускает с рук указы Петровы,
Коими мы стали в д р у г народ уже н о в ы й .
(Кантемир)
Петр I выступает в роли единоличного создателя этого ново­
го мира:
Он Бог, он Бог твой был, Россия!
(Ломоносов)
«Август он Римский Император, яко превеликую о себе по­
хвалу, умирая, проглагола: „Кирпичный", рече, „Рим обретох,
а мраморный оставляю". Нашему ж е Пресветлейшему Монар­
ху тщета была бы, а не похвала сие пригласити; исповести бо
воистинну подобает, древяную он обрете Россию, а сотвори зла­
тую» (Феофан П р о к о п о в и ч ) .
Это сотворение «новой» и «златой» России мыслилось как
генеральное переименование — полная смена имен: смена назва­
ний государства, перенесение столицы и д а ч а ей «иноземного»
наименования, изменение титула главы государства, названий
чинов и учреждений, перемена местами «своего» и «чужого»
языков в б ы т у и связанное с этим полное переименование мира
как т а к о в о г о . Одновременно происходит чудовищное расшире­
ние сферы собственных имен, поскольку большинство социаль­
но активных нарицательных имен фактически функционально
переходит в класс собственных .
23

24

25

26

4. Можно было бы привести иные, но в своем роде не менее
яркие случаи проявления мифологического сознания на проти-