Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
тии начал восприниматься к а к а л ь т е р н а т и в а з н а к о в о м у
м ы ш л е н и ю (ср. выше, § 1-3). Поскольку знаковое сознание
аккумулирует в себе социальные отношения, борьба с теми или
иными формами социального з л а в истории к у л ь т у р ы часто вы­
ливается в отрицание отдельных знаковых систем ( в к л ю ч а я и
такую всеобъемлющую, как естественный я з ы к ) или принципа
знаковости к а к такового. Апелляция в таких случаях к мифоло­
гическому мышлению (параллельно, в ряде случаев — к детско­
му сознанию) — представляет в истории к у л ь т у р ы достаточно
распространенный факт.
2. В типологическом отношении, д а ж е у ч и т ы в а я неизбеж­
ную гетерогенность всех реально зафиксированных в текстах
культур, полезно различать к у л ь т у р ы , ориентированные на
мифологическое мышление, и к у л ь т у р ы , ориентированные на
внемифологическое мышление. Первые м о ж н о определить как
культуры, ориентированные на собственные имена.
Наблюдается известный, не лишенный интереса, паралле­
лизм между характером изменений в «языке собственных имен»
и культуре, ориентированной на мифологическое сознание. До­
статочно показательно у ж е то обстоятельство, что именно под­
система собственных имен образует в естественном я з ы к е тот
специальный пласт, который может быть подвержен изменению
и сознательному (искусственному) регулированию со стороны
носителя я з ы к а . Действительно, если семантическое движе­
ние в естественном языке носит характер постепенного разви­
тия — внутренних семантических сдвигов, — то « я з ы к собствен­
ных имен» д в и ж е т с я как цепь сознательных и резко отграни­
ченных друг от друга актов наименования и переименования.
Новому состоянию соответствует новое имя. С мифологической
точки зрения, переход от одного состояния к другому мыслится
в формуле «и увидел новое небо и новую землю» (Апок., XXI, 1)
и одновременно как акт полной смены всех имен собственных.
2 2

3. Примером ориентации на мифологическое сознание в от­
носительно недавнее время — при этом связываемое обычно с
отказом от старых представлений — может быть самоосмысле-