Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
прочим, символ может претендовать на создание мифологиче­
ской ситуации, выступая как творческое начало.
В том случае, когда символический текст соотносится с не­
которым мифологическим текстом, последний выступает как
м е т а т е к с т по отношению к первому, и символ соответству­
ет конкретному элементу этого т е к с т а . Между тем, в слу­
чае, когда символический текст соотносится с мифом
ром, т. е. некоторой нерасчлененной мифологической ситуаци­
ей, мифологическая модель мира, претерпевая функциональ­
ные изменения, выступает как м е т а с и с т е м а , играющая роль
м е т а я з ы к а ; соответственно, символ соотносится тогда не с
элементом метатекста, а с категорией метаязыка. Из данного
выше определения (см. § 1-1) следует, что символ в первом по­
нимании не выходит, вообще говоря, за рамки мифологического
сознания, тогда к а к во втором случае он принадлежит сознанию
немифологическому (т. е. сознанию, порождающему «дескрип­
тивные», а не «мифологические» описания).
21

Пример символизма, не соотнесенного с мифологическим со­
знанием, могут представить некоторые тексты нач. XX в., на­
пример, русских «символистов». Можно сказать, что элементы
мифологических текстов здесь организуются по немифологиче­
скому принципу и, в общем, д а ж е наукообразно.
3. Если в текстах нового времени мифологические элемен­
т ы могут быть рационально, т. е. немифологически организова­
ны, то прямо противоположную ситуацию можно наблюдать в
текстах барокко, где, напротив, — абстрактные конструкты ор­
ганизуются по мифологическому принципу: стихии и свойства
могут вести себя как герои мифологического мира. Это объясня­
ется тем, что барокко возникло на фоне религиозной культуры;
между тем, символизм нового времени порождается на фоне ра­
ционального сознания с привычными д л я него связями.
Примечание:
Отсюда, между прочим, спор о том, что исто­
рически представляет собой барокко — явление контрреформации,
экзальтации напряженной католической мысли или же «реалистиче­
ское», «оптимистическое» искусство Ренессанса — по существу бес­
предметен: барочная культура, как промежуточный тип, одновремен-