Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
менного сознания была бы весьма сомнительной, если бы не ге­
терогенность мышления, которое сохраняет в себе определенные
пласты, изоморфные мифологическому языку.
Итак, именно гетерогенный характер нашего мышления по­
зволяет нам в конструировании мифологического сознания опе­
реться на наш внутренний опыт. В некотором смысле понимание
мифологии равносильно припоминанию.
П.
1. Значимость мифологических текстов д л я культуры не­
мифологического типа подтверждается, в частности, устойчи­
востью попыток перевода их на культурные языки немифо­
логического типа. В области науки это порождает логиче­
ские версии мифологических текстов, в области искусства —
а в ряде случаев и при простом переводе на естественный
язык — м е т а ф о р и ч е с к и е к о н с т р у к ц и и . Следует под­
черкнуть принципиальное отличие м и ф а от метафоры, хотя по­
следняя является естественным переводом первого в привычные
формы нашего сознания. Действительно, в самом мифологиче­
ском тексте метафора как таковая, строго говоря, невозможна.
2. В ряде случаев мифологический текст, переведенный в
категории немифологического сознания, воспринимается как
с и м в о л и ч е с к и й . Символ такого р о д а может быть истол­
кован как результат прочтения м и ф а с позиций более позднего
семиотического сознания — т. е. перетолкован как иконический
или квазииконический знак. Следует отметить, что хотя иконические знаки в какой-то мере ближе к мифологическим тек­
стам, они, как и знаки условного типа, представляют собой факт
принципиально иного сознания.
Говоря о символе в его отношении к мифу, следует различать
символ как тип знака, непосредственно порождаемый мифоло­
гическим сознанием, и символ как тип знака, который только
предполагает мифологическую ситуацию. Соответственно, дол­
жен различаться символ как отсылка к мифу как тексту, и сим­
вол как отсылка к мифу как жанру. В последнем случае, между
20