Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ма которого существенно необходимо наличие хотя бы двух не
до конца взаимопереводимых систем.
При первом подходе выступает вперед стадиальное (которое
практически обычно становится оценочным) объяснение сущно­
сти мифологизма, при втором — интерпретация его к а к типо­
логически универсального явления. Оба подхода — взаимно до­
полнительны. М о ж н о заметить, что с чисто формальной точки
зрения (отвлекающейся от существа вопроса) самый принцип
пространственной или временной локализации мифологическо­
го сознания (связывающей его с той или иной стадией в разви­
тии человечества или ж е с тем или иным этнографически очер­
ченным ареалом) — вообще говоря, соответствует именно той
мифологической концепции пространства, о которой ш л а речь
выше. И, напротив, признание мифологизма типологически уни­
версальным явлением вполне соответствует условно-логической
картине мира.
Следует иметь в виду во всяком случае, что этнические груп­
пы, находящиеся на заведомо ранних стадиях культурного раз­
вития и характеризующиеся я р к о в ы р а ж е н н ы м мифологизмом
мышления, в целом ряде случаев могут обнаруживать порази­
тельную способность к построению с л о ж н ы х и детализирован­
ных классификаций логического типа (ср. разнообразные клас­
сификации растительного и животного мира по абстрактным
признакам, наблюдаемые у австралийских а б о р и г е н о в ) . Мож­
но сказать, что мифологическое мышление сосуществует в этом
случае с логическим, или дескриптивным. С другой стороны,
элементы мифологического мышления в некоторых случаях мо­
гут быть обнаружены в повседневном речевом поведении совре­
менного цивилизованного о б щ е с т в а .
18

19

6. Из сказанного следует, что мифологическое сознание
принципиально н е п е р е в о д и м о в план иного описания, в себе
замкнуто — и, значит, постижимо только изнутри, а не извне.
Это вытекает, в частности, у ж е из того типа семиозиса, кото­
рый присущ мифологическому сознанию и находит лингвисти­
ческую п а р а л л е л ь в непереводимости собственных имен. В свете
сказанного самая возможность описания м и ф а носителем совре-